Католицизм - православный взгляд или католическая церковь как она есть

Брестская уния 1596 года
Николай ГАЙДУК

Быстрый переход:
Предисловие
I. Нарушение единства Церкви в древности
II. Папство и Русь
III. Попытки создания унии в XIII и XIV веках
IV. Преследование православных перед брестской унией
V. Влияние Флорентийской унии на Православную Церковь в польско-литовско-русском государстве
VI. Причины Брестской унии
VII. Подготовка и заключение унии
VIII. Собор в Бресте
IX. Реализация унии
X. Базилиане
XI. Иосафат Кунцевич
XII. Попытки защиты от унии
XIII. Борьба за сохранение православной иерархии
XIV. Положение Православной Церкви после 1632 года
XV. Деятельность митрополита Петра Могилы и св. Афанасия Брестского
XVI. Политические результаты Брестской унии
XVII. Положение после 1648 года
XVIII. Разрушительные результаты унии
XIX. Св. Георгий конисский
XX. Период четырехлетнего сейма и Пинской конгрегации
XXI. Борьба униатов за существование униатской церкви и возвращение к Православию
XXII. Деятельность архиепископа Иосифа Семашко и возвращение униатов в лоно Православной Церкви в Беларуси и на Украине
XXIII. Судьбы униатов в Австрии
XXIV. Судьба униатов и православных, во II Речи Посполитой
XXV. Заключение
Стязание с латиной Георгий, митрополит Киевский (1062-1072)
Содержание

XVIII. Разрушительные результаты унии

Версия для печати

Униатское духовенство, занятое истреблением Православия, не слишком заботилось о своей душеспасительной деятельности, имуществе своих храмов и монастырей. Униаты строили немного, они увеличивали свое имущество главным образом за счет присвоения собственности Православной Церкви. Их деятельность раз и навсегда была определена римской курией - всеми способами истреблять Православие, а исповедующих его принуждать переходить под власть папы римского. Следовательно, нет ничего удивительного в том, что приверженцы униатской конфессии относились к своей вере не слишком серьезно, считали ее искусственной, неполноценной, почти холопской. Поэтому некоторые униаты стремились к полному соединению: одни - с католической, другие - с Православной Церковью. Разрастание этой второй группы обеспокоило римскую курию, и по ее инициативе в 1720г. в Замостье был созван униатский собор. В его работе участвовали папский нунций, униатский митрополит, семь униатских епископов и восемь аббатов базилианских монастырей. Решался один единственный вопрос - как очистить унию от всевозможных остатков православных традиций в догматике, литургике, книгоиздании и внедрить чисто католические традиции, обрядность, издать новую, полностью католическую богослужебную литературу, а существовавшую до сих пор, „зараженную схизмой" - сжечь. Решения собора предлагалось немедленно довести до сведения всех приверженцев униатской Церкви.

Этими решениями немедленно воспользовался униатский митрополит Леон Кишка, который собирал заказы на печатание новых латинизированных церковных книг для типографии в Супрасльском монастыре, где он был наместником. Книги издавались огромными для того времени тиражами - более 10 тыс. экземпляров каждая. Обычно их продавали очень бедным униатским приходам по непомерным ценам. Покупка этих книг была необходимостью, поскольку без них не могли совершаться богослужения. Униатские священники выжимали из своих прихожан последние гроши, чтобы приобрести эти издания. Таким образом в течение 1720-1728 годов Кишка сколотил огромное по тому времени состояние - 628 тысяч злотых. Часть он отдал на ремонт монастыря, который не производился с тех пор, как его отобрали у православных. Большую же часть суммы он выделил на возведение в Варшаве поблизости от королевского замка (на улице Медовой) внушительной резиденции униатских митрополитов со стройной часовней в стиле классицизма с комнатами для слуг и др.

Вскоре вышло распоряжение молиться только по-польски, петь только польские религиозные песни; священникам было приказано разговаривать с верующими только по-польски. Униатские священники должны были вести себя и одеваться так же, как и католические. Приходы бунтовали, противились этим новшествам или вообще их отвергали: „Не хотим униатской службы. Пусть правят нами православные!" Среди униатских священников стали появляться противники новой политики.

Латинизации и полонизации униатской Церкви сопутствовали дискриминационные постановления правительства, касающиеся исповедующих Православие и другие виды христианства, нехристианске религии. В 1732г. было принято решение, согласно которому лица иного, нежели католическое, вероисповедания, т.е. православные, протестанты, иудеи лишаются избирательного права. Иноверцам было запрещено проводить собрания, добиваться справедливости в судах. Подчеркивалось, что православное духовенство „не должно открыто ходить по улицам со Святыми Тайнами", а крестить, сочетать браком, давать последнее причастие оно могло лишь с разрешения местного католического ксендза за отдельную плату, названную им. Православным и другим христианам некатолического вероисповедания было отказано в возможности открыто хоронить покойников. Их вынуждены были хоронить ночью. Дети от смешанных браков должны были принадлежать католической Церкви. Даже сводные дети отчима или мачехи вынуждались к принятию католичества.

В 1764г. сейм принял постановление о смертной казни для всех, кто отступит от католицизма (унии). Через два года сейм принял закон, предложенный епископом Солтыком: „Считать врагом государства всякого, кто осмелится в сейме выступить в пользу диссидентов (т.е. некатоликов - Н.Г.)". В это же самое время папа отпустил на сто лет вперед грехи преступникам, осужденным за преследование и даже убийство некатоликов. Естественно, такая политика угрожала самому существованию Речи Посполитой.

Наперекор преследованиям со стороны католиков и совершенно уже латинизированных униатов Православная Церковь жила и держалась благодаря стараниям простых людей, священников, и таких иерархов как Климент Тризна, Сильвестр Волчанский, Серапион, Сильвестр, князья Четвертинские, Арсений Берло, Иосиф и Иероним Волочанские, Георгий Конисский, Виктор Садковский и другие. Хотя среди православных иерархов и встречались люди недостойные, например, Каликст Зал веский, но такие случаи были редкостью. Большинство отдавало все силы, а иногда и жизнь, защищая доброе имя Церкви и ее верующих. Примером тому был благословенный Георгий Конисский, который посвятил свою жизнь защите Православия. Неустанно нес он свет предкам современных белорусов и украинцев, будил в них память о родной стародавней Православной Вере. Его деятельность наносила тяжелый удар „златому тельцу" унии и развенчивала ее фальшивых пророков.

Православное христианство.ru Коллекция.ру Рейтинг Rambler's Top100