Католицизм - православный взгляд или католическая церковь как она есть

Брестская уния 1596 года
Николай ГАЙДУК

Быстрый переход:
Предисловие
I. Нарушение единства Церкви в древности
II. Папство и Русь
III. Попытки создания унии в XIII и XIV веках
IV. Преследование православных перед брестской унией
V. Влияние Флорентийской унии на Православную Церковь в польско-литовско-русском государстве
VI. Причины Брестской унии
VII. Подготовка и заключение унии
VIII. Собор в Бресте
IX. Реализация унии
X. Базилиане
XI. Иосафат Кунцевич
XII. Попытки защиты от унии
XIII. Борьба за сохранение православной иерархии
XIV. Положение Православной Церкви после 1632 года
XV. Деятельность митрополита Петра Могилы и св. Афанасия Брестского
XVI. Политические результаты Брестской унии
XVII. Положение после 1648 года
XVIII. Разрушительные результаты унии
XIX. Св. Георгий конисский
XX. Период четырехлетнего сейма и Пинской конгрегации
XXI. Борьба униатов за существование униатской церкви и возвращение к Православию
XXII. Деятельность архиепископа Иосифа Семашко и возвращение униатов в лоно Православной Церкви в Беларуси и на Украине
XXIII. Судьбы униатов в Австрии
XXIV. Судьба униатов и православных, во II Речи Посполитой
XXV. Заключение
Стязание с латиной Георгий, митрополит Киевский (1062-1072)
Содержание

I. Нарушение единства Церкви в древности

Версия для печати

Наибольшей заботой Сына Божия как Творца и Главы Вселенской Церкви было сохранение Его приверженцами единства. В первоевященнической молитве Христос просил Бога Отца: „Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня" (Ин. 17, 20-21). Святой апостол Лука свидетельствует, что в его время „У множества усе уверо вавших было одно сердце и одна душа" (Деян. 4, 32). И именно эта наиважнейшая черта Вселенской Церкви была подвергнута тяжкому испытанию уже в самом начале ее существования.

В конце II в. римский епископ Виктор I угрожал расколом, если христиане не примут как обязательную для всех установленную им дату празднования Воскресения Господня. В древние времена по различным причинам единство Церкви многократно нарушалось, поэтому II Вселенский Собор в своем Символе Веры усиленно подчеркивает вопрос о единстве христиан: ,"Верую во едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь". Разумеется и позднее силы зла старались подвергнуть испытанию единство Церкви. Чреватой последствиями угрозой для единства Церкви явилось наделение римского епископа светской властью. Этот процесс был начат королем франков Пипином Коротким, когда в 756 году он передал во владение папе Стефану II земли Равеннского экзархата 1, захваченные ранее лангобардами.

Существенным фактом, подчеркивающим значение римского епископа, было то, что в Риме находилась единственная на Западе кафедра, основанная апостолом. На Востоке подобных кафедр было много (например, в Антиохии, Дамаске, Кесарии и др.). Апостольские кафедры (Sedes Apostolicae) пользовались в древние времена особым авторитетом. С окончанием I в. прекратился обычай, в соответствии с которым младшие или основанные позже Церкви обращались к Церквам старшим, особенно к основанным апостолами, с просьбой решить проблемы, возникающие в их жизни. Это была повсеместная практика, применяемая особенно в случаях догматических споров, возникавших, как правило, в результате действий еретиков.

На Востоке такая практика никогда не означала подчинения одной поместной Церкви другой. Это было тесно связано с непрерывной евхаристической памятью о том, что в каждой Церкви присутствует весь Христос. Несколько иначе строилась практика Западной Церкви ввиду того, что, как уже отмечалось, Рим был единственной „Апостольской столицей" на Западе. В связи с политическим хаосом и уничтожением государственных структур Римской империи возросло значение римского епископа не только в качестве религиозного авторитета, но и как свидетеля былого величия Рима. В результате многие римские епископы считались истинными властителями душ жителей Римской империи. Примером может служить епископ Дамасий I (понтификат в 366-384 гг.). Именно он начал называть римскую резиденцию „Апостольской столицей", а всех остальных епископов „сыновьями", а не „братьями". А епископ Лев I (440-461) считал, что он „наместник св.Петра" и даже принял языческий титул некоторых римских императоров „РопШех Махшшз" (Верховный жрец), который не был свойственен даже последним языческим императорам.

В формировании на Западе образа римского епископа существенную роль сыграли фальсификации, например, „Вопайо СопзЪапит" („Дар Константина"), согласно которому император Константин Великий, перенося столицу империи из Рима в Константинополь (330г.) как бы завещал императорскую власть над Римом и всей Западной империей епископу Сильвестру I (314- 335), мотивируя этот жест тем, что якобы папский трон в Риме возносится над императорским троном. В XIX в. римско-католические историки доказали, что оба документа являются фальсифицированными, сфабрикованными в первой половине IX века в разгар борьбы с Константинополем. Историкам также известно, что за период между понтификатами епископов Мильтиада (311-314) и Григория II (715-731) в римской курии было изготовлено 35 фальсификаций, целью которых было подчеркнуть исключительную роль римских епископов как во Вселенской Церкви, так и в политической жизни всего мира.

Другой причиной, которая привела к отчуждению Западной Церкви от Церкви Вселенской, стало принятие ,,filioque", или неканонического добавления к Символу Веры. Испанские монахи в V веке после слов „и в Духа Святого иже от Отца исходящего" стали добавлять „и от Сына" (,,filioque", - от латинского ,,filius", - сын, ,,que", - и). Этот фрагмент стал звучать: „иже от Отца и Сына исходящего".,,Filioque" при содействии римского епископа и политически зависимых от него церковных иерархов было признано каноническим Синодом западных епископов, созванным франкским королем Карлом Великим (796г.). Исповедание веры без этого добавления было безоговорочно осуждено и проклято. Но, несмотря на это, последующие римские епископы долго не соглашались употреблять,,filioque". Только во время понтификата папы Иннокентия III (1198- 1216),,filioque" стало правилом для Римско-католической Церкви. Интересно, что в результате православно-римского диалога в 80-х годах нашего столетия римско-католические теологи согласились с мнением православных о том, что добавлений в Символе Веры не должно быть. В своем послании, посвященном 600-летию II Вселенского Собора, папа Иоанн Павел II не использовал,,filioque", но западная литургическая практика по сей день остается без изменений.

С течением времени количество подобных отступлений и различий увеличивалось. Особенности природных, культурных и политических условий жизни, а также амбициозные претензии римских епископов привели к разделению Восточной и Западной Церквей. Утвердилось в них также и совершенно различное понимание единства. Если на Востоке Церкви действовали, „стараясь сохранять единство духа в -"союзе мира" (Еф 4,3), и понимали единство Вселенской Церкви как объединение поместных Церквей в вере, обрядах, братском общении, то на Западе это единство понимали как единство церковной структуры, единство духовного авторитета и власти, т.е. подчинение всех Церквей авторитарной власти епископа Рима - „непогрешимого главы Вселенской Церкви, наместника Христа на Земле, наследника апостола Петра".

Ярким примером отрицательных последствий деятельности созданного в IX веке папства является судьба христианства восточного образца, или Православия, в Польше. В свете археологических данных и результатов архивных исследований римско-католических историков (Владислав Уминьский и Каролина Ланцкороньска) неопровержимо доказано, что первая Церковь на территории Польши появилась благодаря деятельности св. братьев Кирилла и Мефодия в Великоморавской державе. Победа пронемецкой ориентации в Риме привела к ликвидации православного течения в польском христианстве. Последний центр кирилло-мефодиевской Церкви на польских землях был уничтожен в 1135г.

Римские епископы, естественно, достаточно рано начали рассматривать восточных славян как объект своих домогательств. Уже приблизительно в 979г. папа Бенедикт VII прислал своих послов к склоняющемуся от язычества к христианству киевскому князю Ярополку. Однако скоро князь погиб в борьбе со своим братом Владимиром, а результаты этого посольства остались невыясненными. Из Никоновской летописи известно, что в период принятия христианства князем Владимиром, во время пребывания его в Корсуни (Херсоне) „прибыли послы из Рима и принесли святые дары". Без сомнения целью папской акции было подчинение киевского князя духовной власти Рима. И эта миссия также окончилась ничем 2.

В дальнейшем полемика с римо-католиками занимала значительное место в древнерусской литературе. Следует отметить „Стязание с латиной" митрополита Киевского - Георгия (ок. 1062г.) и „Слово святого Феодосия, игумена Печерского монастыря о вере христианской и о латинской" (ок. 1069г.). Владимир, как известно, принял „греческую веру" и окрестил своих подданных, однако поддерживал с папством оживленную дипломатическую связь. Ничем закончилась и миссия католического епископа Рейнберна, который, будучи капелланом польской княгини, жены князя Святополка Владимировича, оказался в 1013г. в Турове (Полесье), где, очевидно, пробовал пропагандировать католичество, за что был схвачен воинами Владимира, отвезен в Киев и там в заточении вскоре умер.

Эти и многие другие начинания папской курии не могли не привести к разрушению Вселенской Церкви в 1054г. Неслучайно епископ Рима - папа Григорий VII (1073-1083) - огласил, что „папы являются святыми" якобы по воле св. Петра. Таким образом, Западная Церковь, Церковь Римско-католическая, порвала со многими принципами Церкви Христовой. Процесс отдаления от истинной Церкви, зазнайство католических иерархов, внушение верующим презрения и враждебности к остальным христианам - все это привело к жестокостям по отношению к восточным христианам во время инициированных и благословленных папами крестовых походов, целью которых было не только освобождение Святой Земли из-под власти неверных, но и грабеж и разрушение православного Константинополя.

На протяжении почти тысячелетия Восточная империя и ее столица Константинополь являлись сердцем, мозгом, защитой христианства перед лицом ислама. И вот 12 апреля 1204г., в Страстную Пятницу, вооруженные до зубов орды крестоносцев из Германии, Венгрии, Франции, Англии, Италии и других католических стран ворвались в Константинополь, разрушили великие памятники культуры - то, что было написано, создано, сохранено, накоплено в качестве сокровищ христианской культуры. Сгорели библиотеки, заполненные произведениями церковного и светского искусства, превратились в руины жемчужины церковного зодчества. Во имя Бога крестоносцы убивали православное духовенство, монахов и монахинь, насиловали женщин, убивали стариков и детей - город истекал слезами и кровью. Пьяные крестоносцы с блудницами предавались разврату в разграбленном Соборе Святой Софии. Святые иконы с изображением Христа, Богородицы служили им столами, сосуды для богослужения - кубками для вина, алтарь - ложем разврата. В церковь приводили коней, мулов и нагружали их драгоценностями, содранными со святынь. Летописец этого крестового похода писал: „Никогда от сотворения мира ни из одного города не было взято столько награбленного богатства".

Папа Иннокентий III (1198-1216) счел захват территорий Византийской империи прекрасной возможностью окончательной расправы с православием, полной латинизации оккупированных византийских земель, а также их полного духовного и административного подчинения Риму. От каждого из православных иерархов папа потребовал подтвердить безусловную верность и послушание ему лично и его преемникам. Фактически это была первая уния в понимании папской курии, следующие отличались лишь незначительными особенностями. Православные иерархи предпочли, однако, удалиться в эмиграцию в свободные от угнетения византийские провинции, создав там Никейскую империю. На всей территории, оккупированной приверженцами латинской веры, возрастала враждебность к захватчикам. В отместку папский легат приказал закрыть все церкви и бросить в темницы православных священников и монахов. Таким образом, православные бывшей Византии были вынуждены начать продолжавшуюся почти полвека борьбу не только против унии, но и за свободу своей отчизны.


  1. Равеннский экзархат принадлежал Византии. Император-иконоборец Константин Копроним тщетно требовал возвращения себе этих земель, но не имел сил возвратить их, занятый борьбой с арабами и своими православными подданными. - Прим. ред.
  2. „Повесть временных лет" преп. Нестора-летописца сообщает об этом следующие подробности: "Потом пришли немцы из Рима и сказали: „Пришли мы, посланные папой". И сказали ему: „Так говорит тебе папа: „Земля твоя, как и наша, а вера не похожа на твою. Наша вера - свет. Кланяемся мы Богу, сотворившему небо и землю, звезды и месяц, и все, что дышит, а ваши боги - суть дерево". Владимир же спросил: „В чем заповедь ваша?" И ответили они: „Пощение по силе. Кто пьет или ест - это все во славу Божию, как сказал учитель наш Павел". Владимир же сказал немцам: „Идите обратно, отцы наши не приняли этого"".

Православное христианство.ru Коллекция.ру Рейтинг Rambler's Top100