Католицизм - православный взгляд или католическая церковь как она есть

ВАТИКАН: НАТИСК НА ВОСТОК

Быстрый переход:
ПРЕДИСЛОВИЕ
СВЯТЫЕ ОТЦЫ О ЛАТИНСТВЕ
ТАЙНОЕ УНИАТСТВО
  ТАЙНОЕ УНИАТСТВО (2)
КАТОЛИЧЕСКАЯ МИССИЯ В СИБИРИ
  ПОСЛЕСЛОВИЕ И КОММЕНТАРИЙ К БЕСЕДЕ С ПРОТОИЕРЕЕМ АЛЕКСАНДРОМ НОВОПАШИНЫМ
ПИСЬМО РИМСКОГО ПАПЫ РОССИЙСКОМУ ПРЕЗИДЕНТУ
  КОММЕНТАРИИ К ПИСЬМУ ПАПЫ РИМСКОГО
  ПРАВОСЛАВНОЕ ОБЩЕСТВО «РАДОНЕЖ» ПО ПОВОДУ ПИСЬМА ПАПЫ РИМСКОГО
ОБ ОДНОМ «АВТОРИТЕТНОМ» ИЗДАНИИ РОССИЙСКИХ КАТОЛИКОВ
ОСЬ ФЛОРЕНЦИЯ - БРЕСТ – БАЛАМАНД
  КОММЕНТАРИЙ РЕДАКЦИИ
ОБ ОТНОШЕНИИ КАТОЛИЦИЗМА К ЭКУМЕНИЗМУ И ПРАВОСЛАВИЮ
НЕ ИДТИ НА КОМПРОМИССЫ С СОВЕСТЬЮ
БРЕСТСКАЯ УНИЯ 1596 ГОДА И ПОДВИГ ЭКЗАРХА НИКИФОРА
СВЯТЫЕ МУЧЕНИКИ И ИСПОВЕДНИКИ ГАЛИЦКОЙ И КАРПАТСКОЙ РУСИ
К ВОПРОСУ О ПРОСЛАВЛЕНИИ ЕПИСКОПА АДАЛЬБЕРТА (ВОЙЧЕХА)
Письмо русского католика в Журнал «Православная беседа»
  От редакции
Католические мессы в православном монастыре
Из интервью архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия об архимандрите Зиноне (Теодоре)
Письмо православных верующих Царского села
  Католические выставки под православными вывесками
Содержание

ТАЙНОЕ УНИАТСТВО (2)

Версия для печати

В 1917 году в Петрограде на синоде «греко-католической церкви в России» учреждается русский католический экзархат восточного обряда во главе с о. Леонидом Федоровым 1 и восточная миссия, пользуясь погромом Православной Церкви новым режимом, развернула новый этап деятельности среди православных в России: согласно указанию папы, полностью сохранялась восточная православная традиция в богослужении, а «небесным покровителем» будущей «Святой Унии» стал Иосафат Кунцевич — «мученик католического единства», изувер и жесточайший враг Православия 2.

В том же 1917 году папа Бенедикт XV создает новую Конгрегацию «для восточных церквей» и римская курия разрабатывает практические планы подчинения России. На основе этой Конгрегации Бенедикт XV основывает высшее учебное заведение — Папский Восточный институт, в который принимаются как клирики латинского обряда, предполагающие работать на Востоке, так и клирики восточных православных Церквей. Этот миссионерский рассадник готовит священнослужителей «для Божьего апостольства среди восточных христиан»(!). В 1922 году папа Пий XI передает этот институт в ведение иезуитов и ректором его становится Мишель д'Эрбиньи.

Именно прелату д'Эрбиньи Ватикан поручает осуществить фантастическую идею — создать внутри Православия экзархат католической церкви с тайной иерархией, византийским богослужением, монашеством, каноническим правом - т. н. «Восточный обряд». Это казалось вполне возможным, ибо к услугам была испытанная армия иезуитов.

«Польша, — как пишет историк и юрисконсульт Синода Православной Церкви в Польше 20-х гг. К. Н. Николаев, — была сделана миссионерской областью, плацдармом для разворачивания сил по наступлению на Россию, потому что Россия была закрыта и никакой иной территории не имелось. Православная Церковь в Польше вполне была Церковь русская, со всеми ее особенностями и бытовыми чертами, и на ней лучше всего было учиться и производить опыты подчинения православного русского народа Риму... Это было русское опытное поле» (Восточный обряд. С. 186).

Священномученик митрополит Петроградский Вениамин в 1922 году говорил экзарху восточных католиков в России Леониду Федорову: «Вы обещали нам союз..., а тем временем ваши латинские священники за нашей спиной сеют опустошение в нашей пастве».

Другой священномученик митрополит Крутицкий Петр, местоблюститель Всероссийского патриаршего престола, в своем послании от 28 июля 1925 года писал: «Много врагов у Православной Христовой Церкви. Теперь они усилили свою деятельность против Православия. Католики, вводя наш богослужебный обряд, совращают, особенно в западных, издревле православных областях, верующий народ в унию и тем самым отвлекают силы Православной Церкви от более неотложной борьбы с неверием».

«Восточный обряд» — новый способ миссионерства Ватикана — был вызван к жизни иезуитами после неудачных попыток уний, в результате которых в общение с Римом вовлекалась лишь часть Православной Церкви, и после беспощадной латинизации в прошедшие века, когда церковное сознание православного народа предпочитало скорее лишения, гонения и даже смерть, чем измену святоотеческой православной вере. По словам историка К. Н. Николаева, «восточный обряд» должен был стать «мостом, по которому Рим войдет в Россию».

В бельгийском местечке Шсветонь уже несколько десятилетий действует католический монастырь византийского обряда, основанный в 20-е годы бенедиктинским орденом (первоначально в Амэ, Бельгия) по инициативе папы Пия XI. Целью создания монастыря, согласно документам папской комиссии «Pro Russia», должна была стать подготовка бенедиктинцев для создания монастырей в России, чтобы «вернуть Россию в лоно единой церкви». Однако последующие события в СССР в 30-х гг. не позволили осуществить поставленную цель.

В этом монастыре осуществлялся удивительно точная, но безжизненная имитация православной литургии и церковной жизни: православные иконы и византийские богослужебные облачения, церковнославянские песнопения и т. п. Однако «восточный обряд», лишенный православной веры, порождающей его, является лишь оболочкой без содержания, телом без души. В настоящее время Шеветоньский монастырь поддерживает тесные связи с униатствующими православными священнослужителями и мирянами в России 3.

В Ватикане хорошо понимают, что агрессивная миссия и насаждение латинства может вызвать только ответные антикатолические настроения в православной среде, а это весьма нежелательно для продвижения идеи «воссоединения церквей» под главенством «святого престола». Поэтому в последние десятилетия униональная стратегия Ватикана в отношении России заключается в том, чтобы открыто не заниматься откровенным латинским прозелитизмом среди отдельных русских «схизматиков» 4, а повторить попытку навязать унию по «образцу» изменника Православной веры митрополита Киевского и всея Руси Исидора (XV в.): подчинить римскому «первосвященнику» — «викарию Иисуса Христа» сразу всю Русскую Церковь, оставляя за ней право не принимать никаких других латинских догматов и нововведений и тем самым как бы сохранить свою «восточную чистоту» — православный византийский обряд, уклад церковной жизни, каноническое право и даже православные догматы, с добавлением лишь признания примата римского папы. Причем признание папского примата должно заключаться даже не в поминовении папы за литургией, а «всего лишь» в утверждении Римом избранного первоиерарха Русской Церкви.

Ватикан, ради своих миссионерских и униональных целей, теперь уже не настаивает на чтении (по-гречески или по-славянски) Символа веры с прибавлением «и от Сына», когда совершается византийская литургия (папа Бенедикт XIV еще в 1746 г. указал, что выражение «от Отца исходящего» не следует понимать как «от Отца только», но, имплицитно, «и от Сына»). Кроме этого, «восточный обряд» Ватикана признает многолетнее почитание русских святых, прославленных Православной Церковью после 1054 года, формой их канонизации Римом (равнозначной латинской беатификации) и допускает в криптоуниатских целях их литургическое почитание.

Необходимо помнить, что Ватикан никогда не забывал своей главной, вековой цели — подчинить римскому престолу «восточных схизматиков», или, согласно современной экуменической терминологии, «Церковь-сестру». Уже в начале т. н. «перестройки» доминиканский священник из Кракова о. Конгар в фрибургской газете «La Liberte'» (7.09.1988) утверждал: «Если границы Востока будут для нас открыты, польские священники отправятся проповедовать Евангелие в России, всегда бывшей целью наших миссий». Отметим, что это заявление полностью соответствует принятому польским правительством еще в 1932 году тайному решению: «Задача обращения Востока в католичество, так же, как и в прошлые столетия, остается и далее "исторической миссией" польского государства» (в настоящее время 45 % католических священников приехали в Россию из Польши). В 1995 году представитель папского престола в России архиепископ Джон Буковски заявил, что Россия — не православная страна, и поэтому обвинения католиков в прозелитизме несправедливы. Тот же монсиньор Д. Буковски в интервью газете «Аргументы и факты» недвусмысленно признался, что «наша конечная цель — полное единение в вере и любви» под единоначалием «наследника Святого Петра» (1996. №39).

Один из старейших иерархов нашей Церкви митрополит Сурожский Антоний (Блум) в своем послании Архиерейскому Собору Русской Православной Церкви от 5 февраля 1997 года писал: «Пора нам осознать то, что Рим думает только о "поглощении" Православия. Богословские встречи и "сближение" на текстах никуда нас не ведут. Ибо за ними стоит твердая решимость Ватикана поглотить Православную Церковь». Ради этой цели поглощения Православия Ватикан и использует метод проникновения в православную иерархию тайных униатов.

В упоминавшейся уже книге «Рим и Москва, 1900— 1950» заслуживает интереса следующее сообщение А. Ванже: митрополит Ленинградский Никодим (Ротов) рассказывал ему, что он служил в коллегиуме «Руссикум» (иезуитском очаге для миссионеров «восточного обряда») на антиминсах, посланных еще в 20-х или 30-х гг. епископом Неве епископу д'Эрбиньи.

В этой связи представляется весьма правдоподобным сообщение, приведенное католическим изданием «National Catholic Reporter» со ссылкой на книгу «Passion and Resurrection: The Greek Catholic Church in the Soviet Union», согласно которому Ленинградский митрополит Никодим имел инструкции от папы Павла VI о распространении католицизма в России и был тайным католическим епископом, скрывающимся под видом православного архиерея. Согласно сообщению «Радио Ватикан», о. Шиман в журнале иезуитов «Чивильта Каттолика» утверждает, что митрополит Никодим открыто поддерживал «общество Иисуса», со многими членами которого он имел самые дружеские связи. Так, испанский священник-иезуит Мигель (Михаил) Арранц в 70-е гг. был приглашен митрополитом Никодимом для чтения лекций в Ленинградской Духовной Академии, став первым иезуитом, преподававшим в православном учебном заведении в Советском Союзе.

Митрополит Никодим перевел на русский язык текст «духовных упражнений» Игнатия Лойолы — основателя Ордена Иисуса, и, как пишет иезуит о. Шиман, очень возможно, имел их постоянно при себе, а, согласно М. Арранцу, он «интересовался духовностью иезуитов». В период преподавания о. М. Арранца в ЛДА митрополит Никодим заказал этому ученому иезуиту сделать перевод чина латинской мессы на русский язык. Этим переводом М. Арранца католики в России пользовались долгое время. Еще во время II Ватиканского собора М. Арранц, будучи вице-ректором иезуитского колледжа «Руссикум», предложил митрополиту Никодиму, чтобы в этом иезуитском миссионерском рассаднике обучались православные из России, на что митрополит Никодим сразу согласился и, как вспоминает иезуит Арранц, с тех пор Никодим стал очень симпатизировать «Руссикуму» («Истина и жизнь». 1995. № 2. С. 26, 27).

В том же католическом вестнике «Истина и жизнь» (С. 26) приводятся весьма характерные воспоминания отца-иезуита Мигеля Арранца о том, как по благословению Ленинградского митрополита Никодима М. Арранц служил «литургию восточного обряда» в домовой церкви Никодима в Ленинградской Духовной Академии, причем о. иезуиту «прислуживал будущий владыка Кирилл — тогда он был дьяконом» (как известно, митрополит Смоленский Кирилл (Гундяев) был личным секретарем и ставленником митрополита Никодима, печально известного своей приверженностью экуменизму, папизму и обновленчеству 5). Следует, правда, сказать, что диакон Кирилл, как сообщается в журнале «Истина и жизнь», не причащался с иезуитом М. Арранцем. Хотя митрополит Никодим допускал своего друга отца-иезуита М. Арранца во время его преподавательской деятельности в ЛДА причащаться по воскресеньям вместе с православными клириками. А по будням профессор-иезуит служил мессу у себя в комнате («Истина и жизнь». 1995. №2. С. 27).

Даже российские католические исследователи признают, что «известную роль в появлении католических симпатий прежде всего в среде верующей интеллигенции сыграла личность Ленинградского митрополита Никодима (Готова), чье живое и глубокое чувство братской любви к церковному Риму заставило многих обратить к Католической Церкви свои надежды в стремлении к единству» (В. Задворный, А. Юдин. История Католической Церкви в России. Краткий очерк. М. Изд.-во колледжа католической теологии им. св. Фомы Аквинского. 1995. С. 28).

Добавим к этому, что степень магистра богословия митрополит Никодим получил в 1970 г. за диссертацию о понтификате римского папы Иоанна XXIII, а скончался Никодим скоропостижно в сентябре 1978 г. в Ватикане на аудиенции у новоизбранного папы Иоанна Павла I, в чем нельзя не увидеть указание Свыше на то, к чему стремилась душа этого маститого митрополита-экумениста.

В настоящее время Ватикан пытается создать внутри Русской Православной Церкви прослойку архиереев и священников, симпатизирующих католическому вероучению и служащих делу заключения новой унии (немалую часть из них составляют ученики покойного митрополита Никодима). Главным рупором католической радиопропаганды в Москве сейчас является «Христианский церковно-общественный канал» (радиостанции «Благовест», «София» и др.), размещающийся на факультете журналистики МГУ («Экуменический Центр апостола Павла»), финансирующийся католическим фондом «Помощь церкви в беде». Этот факт не скрывает и руководство радиоканала в лице его мецената — проживающей в Париже католички г-жи Иловайской-Альберти и главного редактора прот. Иоанна Свиридова. В результате щедрой финансовой помощи этого фонда «христианский радиоканал» имеет возможность вещать семнадцать часов в сутки! Как отмечалось в Обращении московского духовенства к Святейшему Патриарху Алексию II, «составители передач этого радиоканала постоянно заявляют, что радиопрограммы составляются православными и католиками с целью лучшего ознакомления с вероучением и жизнью обеих Церквей-«сестер», однако в целом передачи «Христианского церковно-общественного канала» носят откровенно католический характер: сообщаются последние новости из Ватикана, рассказывается о католических праздниках и святых, делаются обзоры папских энциклик, многие события общественной и политической жизни комментируются с католической точки зрения». Вокруг этого радиоканала и объединяется немногочисленная группа сторонников церковного «обновления», как они себя называют, хотя речь идет не об обновлении, а, скорее, о сближении с современным католицизмом. Православные священнослужители (главным образом из храма свв. Космы и Дамиана в Столешникевом пер.) по этой католической радиостанции нередко говорят об «исторических предрассудках Православия», состоящих, по их мнению, в нежелании сближения с римо-католиками под главенством папы. Из уст этих, так сказать, православных клириков часто звучит защита догматических лжеучений католицизма, апология латинских святых, униатское толкование многих церковных канонов и просто сомнительные высказывания, не имеющие ничего общего с вероучением Православной Церкви. Подвергаются ревизии, называются сомнительными и даже ошибочными творения святых Отцов, их согласная отрицательная оценка латинства объявляется устаревшей и безграмотной. Предлагается переход нашей Церкви на католический григорианский календарь.

Необходимо, однако, отметить, что симпатии и тяготение к католицизму у объединившихся вокруг этого радиоканала неообновленцев носят скорее всего внешний характер. Католицизм для них — это лишь более «современный», секуляризованный и ослабленный вид христианства. Симпатии к современному католичеству объясняются просто их неприязнью к святоотеческому Православию как таковому, а отнюдь не пламенной любовью к папизму или к католическому богословию. (Попутно отметим, что отцы- радиоканальцы готовы поддержать любого вероотступника и любое антиправославное движение и антихристианскую акцию — от Льва Толстого, расстриги Якунина и показа по телевидению богохульного фильма Скорсезе до адвентистов, иеговистов и прочих сектантов.)6

Исключение составляют, может быть, главный редактор «Христианского радиоканала» униатствующий протоиерей Иоанн Свиридов и настоятель Богородице-Рождественского Бобренева монастыря игумен Игнатий (Крекшин), отличающиеся искренним филокатолицизмом и ведущий откровенную пропаганду католичества. Так, например, прот. Свиридов, будучи в Риме в 1995 г., принимал участие в службе католической Великой Пятницы, неся крест вместе с латинскими священнослужителями во время церемонии «крестного пути» у Колизея.

Ситуация с о. И. Свиридовым прямо-таки парадоксальная: формально православный клирик, принимая участие в католических богослужениях и признавая католическую догматику (защита в прямом эфире скандального латинского догмата 1870 г. о «папской непогрешимости» в области вероучения; учение о Filioque, осужденное Православной Церковью как ересь 7, в устах прот. Свиридова таковой не является, а, напротив, «помогает» ему «раскрытию тайны Пресвятой Троицы».— См.: «Русская мысль». 1996. №4116), при этом почему-то продолжает служить в православных храмах, хотя не числится в штате клириков ни одного из храмов г. Москвы (может быть, прот. Свиридов тайно числится в штате римского Колизея?). Что же препятствует о. Иоанну Свиридову, заявившему однажды в прямом эфире, что когда его называют католиком — для него это высшая похвала, определиться со своей конфессиональной принадлежностью и открыто объявить себя католиком восточного обряда?

По тому же «Христианскому радиоканалу» священник Георгий Чистяков взахлеб рассказывает о католических святых, например, о Терезе Младенца Иисуса («маленькой Терезе»), «попечению» которой еще в 1930 году папа Пий XI «поручил» русский народ и «вверил молитвенное заступничество о России». (Эта «небесная покровительница России» и «покровительница миссий» в октябре 1997 года была торжественно провозглашена папой Иоанном Павлом II «Учителем Вселенской Церкви» и поставлена в один ряд со святыми Василием Великим, Григорием Богословом, Иоанном Златоустом, Афанасием и Кириллом Александрийскими! На торжествах в Риме в октябре 1997 г., на которых присутствовал и о. Г. Чистяков, Терезе Младенца Иисуса был даже пропет тропарь, составленный на безупречном церковнославянском языке. Это ясно говорит о том, что культ «маленькой Терезы» будет активно использован Ватиканом в своих прозелитических проектах на территории России. Католики предполагают привезти мощи Терезы Младенца Иисуса в Россию в 1999 году для поклонения им).

Регулярно выступая и в католической радиопередаче «Благовест», священник Г. Чистяков то умиляется латинскими святыми (основатель ордена салезианцев Джованни Боско в устах православного священника Чистякова уподобляется преподобному Серафиму Саровскому), то пересказывает «в назидание радиослушателей» проповеди и «апостольские наставления» папы Иоанна Павла II и труды католических кардиналов. Самого Иоанна Павла II священник Г. Чистяков в радиоэфире называет «старцем» и сравнивает его... с православными старцами Силуаном Афонским и Амвросием Оптинским!

Другой постоянный радиоканальный проповедник — заштатный игумен Иннокентий (Павлов) называет в эфире вероотступника митрополита Исидора, подписавшего с Римом позорную Флорентийскую унию, «очень яркою личностью», «выдающимся церковным деятелем», и даже «просвещенным гуманистом», который «шел впереди своего времени» и «способствовал прогрессу самого христианства (!)». Такая оценка Исидора раскрывает взгляды и самого игумена Иннокентия как сторонника унии с Римом. В этой связи нельзя не отметить, что целью всех гуманистов, особенно «просвещенных», всегда было способствовать «прогрессу христианства», а попросту говоря, уничтожению христианства как такового. Само представление о «прогрессе христианства» есть нечто абсурдное, оно противоречит учению Церкви Христовой. Христианское учение, как Божественное Откровение, от Христа, Его апостолов и до последних дней существования Церкви неизменно, и «прогрессу» в этой области может соответствовать лишь процесс апостасии, т. е. отступления от Бога.

Абсурдность ситуации с деятельностью в Москве «Христианского церковно-общественного канала» можно лучше понять, прочитав небольшую заметку собкорра православной газеты «Татьянин день» Ш. Утка, фамилия которого характеризует жанр написанного им с зеркальной точностью сообщения:

«Как нам стало известно из достоверных источников, в Ватикане, недалеко от резиденции папы римского, появилась православная радиостанция. Пять католических священников под духовным руководством некой православной россиянки 17 часов в день резко критикуют католиков и призывают их отвергнуть предрассудки и перейти под омофор Патриарха Московского и всея Руси Алексия П. Финансирует радиостанцию Московская Патриархия» («Татьянин День». 1996. №7).

Подобно протоиерею Иоанну Свиридову, прокатолические идеи проповедует и известный иконописец архимандрит Зинон (Теодор) По мнению о. Зинона, нововведения Римской церкви «существа веры не искажают, а только выявляют особенности латинской традиции» («Церковно-общественный вестник». 1996. № 5., редактируемый протоиереем И. Свиридовым). Это высказывание отца Зинона явно противоречит учению Православной Церкви, выраженному как в Окружном послании Восточных Патриархов 1848 г., так и в согласном мнении святых Отцов, определявших «безвинные», с точки зрения о. Зинона, нововведения Римской церкви как ереси, повлекшие к отпадению Рима от Единой Вселенской Апостольской Церкви.

Впрочем для самого архимандрита Зинона эти послания Восточных Патриархов и святоотеческие высказывания — всего лишь частные богословские мнения (в отличие, видимо, от мнений самого отца Зинона), а потому архимандрит Зинон, считая еретиков-католиков вполне православными, позволял им совершать у себя в Мирожском монастыре латинские мессы и сам причащался с ними облатками, что не могло не привести к закономерным каноническим прещениям в отношении католичествующего иконописца.

Филокатолицизм отличает и насельников Богородице - Рождественского Бобренева монастыря под Коломной, которые, как в выступлениях по радиоканалу «София», так и в совместных печатных изданиях с французскими монахами-бенедиктинцами, активно пропагандируют католическое вероучение, документы всевозможных папских комиссий и сомнительные униональные проекты, вроде пресловутого «баламандского соглашения» 1993 года. Настоятель Бобренева монастыря игумен Игнатий (Крекшин), как это ни печально, входит в состав двух синодальных комиссий: по канонизации святых и богословской (!), что не может не вызывать полного недоумения: почему официальную богословскую позицию Русской Православной Церкви должны определять люди, не видящие никакой разницы между Православием и латинской ересью, между истиной и ложью? Еще в 1992 году в парижской прокатолической газете «Русская мысль» (14.02.92. № 3916) была напечатана статья Валентина Никитина, ныне главного редактора официального органа Отдела по религиозному образаванию и катехизации «Путь Православия». Статья называлась «Митрополит Исидор Московский и российский цезарепапизм». Приведем лишь краткие выдержки из нее: «Эхо Унии, торжественно провозглашенной под куполом Санта- Мария-дель-Фьоре во Флоренции... не может погаснуть, оно и поныне витает над нами... Делу митрополита Исидора суждено историческое бессмертие... Вячеслав Иванов, глубоко убежденный в идее Унии, оказавшись в Риме и войдя в евхаристическое общение с Западной Церковью, сказал, что в России он дышал половиной легких, а на Западе обрел полноту дыхания. Такое дыхание, на наш взгляд, и есть второе дыхание, обетованное Господом Своему стаду, у которого будет Единый Пастырь». Следовательно, по мнению В. Никитина, у Церкви нет Единого Пастыря в лице Господа нашего Иисуса Христа. Далее автор пишет: «С достижением этого вожделенного единства (то есть унии), мы связываем и надежды на подлинное, а не на иллюзорное духовное возрождение в России, обогащение и обновление... Именно Римская Церковь... призвана к восстановлению единства в христианском мире». Данная статья свидетельствует о том, что путь Православия видится В. Никитину однозначно — как путь унии с папизмом.

Религиозный публицист Яков Кротов, еще несколько лет назад настойчиво домогавшийся сана православного священника, пишет в газете «НГ-религии» (27.03.97): «Вслед за Владимиром Соловьевым и Вячеславом Ивановым (оба перешли в свое время в католичество. — Н. К.) я считаю возможным и необходимым причащаться у католиков, признаю примат Папы и не считаю католиков еретиками. Если Папа мне скажет причащаться у православных и в католические церкви не ходить, я послушаюсь, хотя замечу, что большинство православных категорически против того, чтобы у них причащался человек, соединяющий верность православию с верностью католической Церкви... Я считаю, что я из православия не уходил». Вот такая конфессиональная эквилибристика «православного» католика. Человек, признающий примат папы, во всяком случае не может считаться православным, каким он себя именует, к тому же причащающийся у еретиков по канонам подлежит отлучению от Церкви.

В конце 1997 года в Москве открылся новый католический приход св. Ольги. Настоятелем его назначен выпускник папского Восточного института в Риме ксендз Мариан Каминский, который имеет право служить не только по латинскому, но и по восточному обряду, что удивительным образом сочетается с посвящением новой католической общины святой равноапостольной княгине Ольге (в Москве существуют несколько немногочисленных общин католиков восточного обряда, где богослужения совершаются на церковнославянском языке, причем проживающие в Москве украинские греко-католики во время отсутствия священника-униата стараются посещать православные храмы, игнорируя латинские костелы. См.:«Свет Евангелия». 1998. №3).

Нельзя пройти мимо еще одного печального факта, непосредственно связанного с темой тайного униатства. Как сообщается в книге прот. А. Добоша «История Унии на Украине, век XX» (Каменец-Подольский. 1996), а также и в некоторых других источниках, в 1991 году три четверти греко-католических священников в Галиции составляли отступники от православной веры: около 59 % (!) униатских священников Галиции — это выпускники Ленинградских духовных школ, которые многие годы находились под руководством Ленинградского митрополита Никодима (Готова) и в то время епископа Выборгского Кирилла (Гундяева). Плоды их «окормления» Ленинградских духовных школ оказались на редкость горькими, что видно на примере современной церковной ситуации на Западной Украине.

Похоже, что в настоящее время продолжателями дела прелата Мишеля дЭрбиньи по обращению к еретическому Риму российского духовенства являются католические священники Веренфрид ван Страатен и Романе Скальфи. Патер Веренфрид ван Страатен ныне возглавляет католический фонд «Помощь церкви в беде». Еще в 1954 году папа Пий XII поручил о. Веренфриду проникновение на Восток, в Россию, а через 40 лет в 1994 году о. Веренфрид обещает щедрую денежную помощь русскому духовенству. Именно на деньги фонда Веренфрида ван Страатена в основном содержится «Христианский церковно-общественный канал» в Москве. Латинский священник Романо Скальфи, окончивший иезуитское заведение для подготовки миссионеров «восточного обряда» — коллегиум «Russicum», является главным редактором католического журнала «Новая Европа», с которым активно сотрудничают католичествующие обновленцы, и «близким другом» протоиерея Иоанна Свиридова. Именно о. Романо Скальфи совершал в августе 1996 года мессу в псковском Мирожском монастыре, за которой причащался архимандрит Зинон.

Хотя попытки в 20-х и 30-х гг. создать «Русскую католическую церковь восточного обряда» потерпели неудачу, однако, как отмечает один современный русский католический публицист, «часть нынешних католиков в России выражает желание, не порывая общения со Святым Престолом, жить в русской восточно-православной церковной традиции, которая не может рассматриваться в качестве монополии Русской православной церкви» (!) (Поиски единства. Приложение к журналу «Страницы». М. 1997. С. 101). По поводу этого вызывающего высказывания следует заметить, что не только «часть нынешних католиков в России» мечтает лишить Русскую Православную Церковь «монополии» на саму себя, но и часть нынешних православных латинофилов в России, остающихся до сих пор почему-то в лоне Русской Православной Церкви, желают того же.

Заканчивая обзор, посвященный проблеме тайного униатства, или криптокатолицизма, будем помнить слова Христа Спасителя: «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным».


  1. Леонид Федоров, род. в 1879 г. в Петербурге в православной семье. Учился в Петербургской Духовной академии, но оставил ее на 3 курсе. Под влиянием ксендза Я. Сциславского, настоятеля костела св. Екатерины в Петербурге, Федоров в 1902 г. уезжает в Рим, принимает там католичество, и удостаивается аудиенции у папы Льва XIII. По окончании иезуитской папской коллегии Федоров приезжает в 1909 г. во Львов к своему наставнику митрополиту Шептицкому, который отправляет Федорова в Константинополь для рукоположения во священника восточного обряда (Константинополь был выбран во избежание каких-либо осложнений с русским правительством). Там в 1911 г. Л. Федоров принимает сан священника от болгарского епископа восточного обряда. На Синоде «греко-католической церкви в России» в 1917 г. в Петрограде Леонид Федоров назначается Шептицким на пост экзарха русских католиков восточного обряда. В звании экзарха Л. Федоров был утвержден папой Бенедиктом XV в марте 1921 года. Скончался Федоров в ссылке в Вятке (Кирове) в 1935 году.
  2. В музее Полоцка хранились (возможно и до сих пор) орудия пыток, которым подвергались православные. Незадолго до своей смерти в 1623 году Иосафат Кунцевич приказал раскапывать могилы православных и бросать их останки псам. Последним, ставшим для него роковым, злодеянием Иосафата был приказ убить православного священника, не пожелавшего отречься от своей веры.
  3. По словам иеромонаха Шеветоньского монастыря Антония Ламбрехтса, в 60-е и 70-е годы монастырь установил сердечные контакты с Ленинградским митрополитом Никодимом (Ротовым), а в настоящее время узы дружбы связывают Шеветонь с Богородице-Рождественским Бобреневым монастырем и его настоятелем игуменом Игнатием (Крекшиным), с архимандритом Зиноном (Теодором) (расписывавшим недавно храм Шеветоньского монастыря), с храмом свв. Космы и Дамиана в Столешниковом пер., с Библейским богословским институтом (см.:«Страницы» М. 1997. №2:1. С.144,145).
  4. В некоторых городах России латинский прозелитизм имеет место. Например, в Новосибирске, благодаря активной деятельности епископа-иезуита Иосифа Верта, апостольского администратора для католиков азиатской части России.
  5. Богослужебные реформы, проповедуемые нынешними неообновленцами, предлагались в свое время и митрополитом Никодимом: «Одной из важных проблем нашего времени является постепенное введение в богослужебное употребление понятного для всех русского языка... В наше время, по мнению многих, становится весьма желательным, иногда необходимым, употребление русского текста Священного Писания для богослужебных евангельских, апостольских и некоторых иных чтений в храме (например, шестопсалмия, паремий и т.д.») («Журнал Московской Патриархии». 1975. № 10. С. 58). Эти новшества, а также чтение вслух евхаристических молитв, практиковались митрополитом Никодимом в Троицком храме Ленинградской Духовной Академии.

    К богослужебным реформам в Русской Православной Церкви призывает и близкий друг покойного митрополита Никодима иезуит Мигель Арранц в католическом вестнике «Истина и жизнь» (1995. № 2. С. 28): «На Востоке, конечно, назрела необходимость литургической реформы». Литургические реформы, в частности, скорейший переход с церковнославянского на русский язык в богослужении, предлагает Русской Церкви и католический священник посольской церкви ФРГ в Москве Э. X. Зуттнер (Язык церкви. М. 1997. С. 89—92). Зуттнер поучает нашу Церковь1 «Православная Церковь лишь тогда будет действительно верна своему Церковному Преданию, когда она станет там, где этого еще не сделано, переходить в богослужении от устаревшего языка к современному» (С. 90). Таким образом, современные обновленцы находят в лице «братьев-католиков» единомышеников в деле реформирования «устаревшего православия». Да и некоторые требования реформ богослужения, выдвигаемые обновленцами, берут свое начало в греко-католическом униатстве: необязательность исповеди перед причастием, отверстые царские врата и низкий иконостас, чтение вслух евхаристических молитв, общенародное пение всей литургии — все это атрибуты униатского богослужения. Реформы обусловлены также и церковно-политическими целями папистов: так как задачей Ватикана (несомненно, и его «православных» клевретов) является расчленение единой Русской Церкви, а ее западноукраинские и российские епархии связывает, кроме всего прочего, именно церковнославянский язык, то паписты, как и обновленцы, ратуют за «русификацию» православного богослужения в России, а на Украине за использование в богослужении «мовы», чтобы и в России, и на Украине служба совершалась на разных языках. Цель — отторжение Украинской Православной Церкви от Матери — Русской Церкви. Тем же путем упразднения церковнославянского языка, как связующего фактора единства Православной Поместной Церкви Московской, Киевской и Белой Руси, паписты мечтают сделать необратимым и искусственное расчленение единой русской нации.

  6. На московском ежегодном епархиальном собрании 16 декабря 1997 года Святейший Патриарх Алексий, касаясь деятельности «Христианского церковно-общественного канала», сказал следующее: «Считаю необходимым остановить ваше внимание и на деятельности в российском эфире так называемого "Христианского церковно-общественного канала". Несмотря на то, что создатели этого органа не получали нашего благословения на свою деятельность и на то, что финансирование столь дорогостоящего проекта осуществляется из-за рубежа из неведомых, хотя и угадываемых источников, авторы программ, очевидно, желают создать у слушателей впечатление, что высказываемые на радиоканале суждения соответствуют учению Церкви, что эти мнения разделяет большинство православных христиан. С сожалением должен свидетельствовать, что общая тенденция передач — это попытка повлиять на души и умы церковного общества таким образом, чтобы внутри Православия создать радикальную экстремистскую оппозицию, подобную той, которая, к сожалению, существует в политической жизни. Для создания нужного впечатления руководители радиоканала пользуются услугами разных людей... Но что особенно вызывает горечь, так это то, что чуть ли не самыми враждебными духу Православия порой выступают священники... Совершенно очевидно, что для сотрудничества на радиоканале приглашаются вполне определенные деятели, действующие в русле целей и задач, которые ставят руководители канала. А эти цели прямо противоположны целям и задачам Русской Православной Церкви, как их видит Священноначалие. Поэтому мы считаем, что участие членов клира Русской Православной Церкви на указанном радиоканале недопустимо, как противоречащее духу православной веры. Священнослужителям, поименованным выше и непоименованным (в своем докладе Святейший Патриарх Алексий привел антиправославные и антицерковные высказывания прот. Иоанна Свиридова, игумена Иннокентия (Павлова), священников Владимира Лапшина и Георгия Чистякова. — Прим. сост.), предлагается принести покаяние в проповеди неправославных идей, противоречащих учению Церкви и вводящих в заблуждение нуждающийся в подлинном духовном просвещении народ наш. В противном случае мы вынуждены будем через канонические прещения засвидетельствовать их отпадение от Православной Церкви» («Московский церковный вестник». 1998. №1).

    Эти слова Предстоятеля Русской Православной Церкви были полностью проигнорированы клириками, сотрудничающими с «христианским радиоканалом». Протоиерей И. Свиридов, игумен Иннокентий (Павлов), священники В. Лапшин и Г. Чистяков, чье странное «богословие» было особенно отмечено Святейшим Патриархом, а также католичествующий игумен Игнатий (Крекшин) тем не менее продолжают свои сеющие смуту и соблазн выступления на т. н. «Христианском церковно-общественном канале». Таким образом налицо дерзкое неповиновение указанных клириков своему правящему архиерею и Предстоятелю Русской Церкви.

  7. Константинопольский Софийский Собор 879—890 гг.; согласное суждение византийских и русских святых отцов; Окружное послание Восточных Патриархов 1848 г.

Православное христианство.ru Коллекция.ру Рейтинг Rambler's Top100