Католицизм - православный взгляд или католическая церковь как она есть

От мрака к свету или Римо-католичество и экуменизм в борьбе с Православием
К.О. Де-Скраховский

Быстрый переход:
Вступление
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI (1)
  Глава VI (2)
  Глава VI (3)
  Глава VI (4)
Глава VII (1)
  Глава VII (2)
Глава VIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Глава XII
  Глава XII(2)
Глава XIII
Глава XIV
  Глава XIV (2)
Глава XV
Глава XVI
  Глава XVI (2)
  Глава XVI (3)
  Глава XVI (4)
Глава XVII
Глава XVIII
Глава XIX
Содержание

Глава II

Распространение христианства в первые века. Школы: александрийская, малоазийская и северо-африканская. Наиболее выдающиеся представители этих школ. Отцы Западной Церкви. Отсутствие римской христианской школы. Языческие понятия Рима. Константин Великий и перенесение столицы в Царьград. Усиление власти пап и стремление их к главенству.

Версия для печати

Хотя мы задались целью рассмотреть преимущественно отношения римской церкви к греческой, тем не менее считаем целесообразным на этом месте уклониться немножко от предначертанного нами плана и взглянуть на распространение христианства вообще, обращая внимание читателей на то, что Курия Ромы существовала в Риме до Рождества Христова, под именем "Оракула", который больше всего препятствовал распространению христианства на Западе, что будет подробно изложено впоследствии.

Начало христианства и его быстрое развитие мы встречаем на Востоке, преимущественно в восточной Сирии, где христианство, в лице Авгара-бар-Ману (152 — 187 г.) владело престолом. На монетах, вычеканенных в царствование этого государя, имелось знамение креста. Западные же христиане, очень немногочисленные в сравнении с язычниками, набирались преимущественно из среды самой низкой черни; только при Адриане (117 — 133) присоединились к ним: философы Аристид и Квадрат, затем философ Иустин, ритор и римский адвокат Миттвид, Феликс Минний, ученый Алфинагор и многие другие. С тех пор начались и богословские литературные споры.

Но и эта литература возникла, главным образом, на Востоке.

В первые три века церковь находилась в постоянной борьбе с воззрениями язычников и не была в состоянии упрочить свои общие церковные догматы. Главная ее задача состояла в том, чтобы защищаться перед враждебным для христианства влиянием иудейства и язычества. Поэтому богословская литература того времени занималась преимущественно этим делом. Вслед за Апостольскими отцами (непосредственными учениками Апостолов) выступает на защиту церкви целый ряд выдающихся апологистов. Под конец II столетия выдвигаются наружу разные богословские системы в школах: Александрийской, Малоазиатской и Северо-Африканской Рядом с защитою церкви от язычников и евреев и с полемикою против еретиков начинает развиваться экзегетическое и догматическое богословие. Предметом исследований является учение о св. Троице и о хилиазме (учение о тысячелетнем царстве Христа по откровению св. Иоанна гл. 20).

Между апологетами II столетия самое выдающееся место занимает Иустин Мученик. Разыскивая истину в философии Платона, он нашел ее в христианстве и сделался его ревностным защитником. Он умер мученической смертью в 166 году в Риме.

Александрийская школа, проникнутая философским духом, сделалась главным средоточием христианского просвещения, и школою катихитов. Самыми выдающимися учителями этой жколы были: Климент Александрийским (+ около 220 г.) и его ученик Оршен, ученейший человек своего времени (+ в 254 г. во время гонения при Деции).

Малоазиатская школа приняла направление библейско-практическое и сделалась главною крепостью против гностицизма и монтанизма. Самым выдающимся представителем этой школы является Ириней, ученик Поликарпа, который умер мученической смертью в Лугдуне (около 202 г.) при Септиме Севере.

Североафриканская школа боролась с гностицизмом и главное основание христианской жизни полагала в аскетизме. Представителями этой школы являются: Тертуллиан, бывший прежде адвокатом и ритором, а затем, по обращении, сделавшийся пресвитером в Карфагене (+ в 220 г.), муж пламенной веры и глубоко ученый, отец церковной латыни, враг гностицизма и аскет, и Киприан, ритор, а затем епископ Карфагенский, умерший мученическою смертью при Валериане.

IV и У столетия являются эпохою блестящего развития церковной литературы. Греческое знание и культура предложили церкви свои услуги. Христианство того времени отличалось юношескою энергиею и жизненностью и прославилось целым рядом светлых учителей церкви, глубокая образованность, сила духа, христианская искренность, усердие и постоянство которых являются возвышенным примером для всех грядущих поколений. Хотя Малоазиатская школа клонится к упадку, но ее место занимает цветущая Антиохийская школа. Александрийская школа возрождается, а Западная школа северной Африки простирается на Италию и Галлию. Ново-Александрийская школа избавляется от пристрастных воззрений Оригена, сохраняя аллегорическое своеволие своего первого наставника. Она тесно соединяется с Западом для борьбы с ересью, и все ее представители до Кирилла Александрийского (| в 444 г.) выступают на защиту православия. Антиохийская школа исследует буквальный смысл св. Писания и создает библейское богословие. Начиная с VI столетия, богословская литература вследствии влияния Рима, клонится к упадку. Политическое разложение римского государства, стремление римских епископов к подделке богословской литературы и гонение просвещения приостанавливают свободное развитие наук.

Выдающимися мужами этих школ были:

I. Представители Александрийской школы: 1) Афанасий, епископ Александрийский, защитник Божества Христа, именуемый отцем православия (pater orthodoxiae) (+ в 337 г.). 2) Василий Великий, благородного происхождения, епископ родного города Цезареи Каппадокийской (+ в 379 г.). Он воспитывался в Афинах, где завязал близкия сношения, основанные на любви к церкви и науке, с своим земляком Григорием Назианзинским и с братом своим Григорием из Ниссы. Он роздал нищим свое имущество и сделался пресвитером, а затем епископом. Во время гонений со стороны арианина Валента, Василий является самою сильною опорою восточной церкви. Он построил в Цезарее большую больницу и, сам живя в нищете, обратил на ее содержание все свои доходы. 3) Григорий Назианзинский, называемый Богословом, сделался епископом Назианзинским, а затем Константинопольским патриархом. В виду гонений, он вернулся обратно на прежнее место, где и умер в 390 году, 4) Григорий из Ниссы, брат Василия Великаго, ум спекулятивный, последователь Оригена. 5) Кирилл Александрийский, воспитанник Александрийской школы, ученый исследователь истории. 6) Евсевий из Цезареи, отец церковной истории (+ в 338 г.).

II. Из среды последователей Антиохийской школы выделяются: Иоанн Хризостом (т. е. Златоустом), патриарх Константинопольский (+ в 407 г.); Феодорит, епископ из Кироса над Евфратом, догматик, экзегет, историк, ученый и меткий полемист (+ в 457 г.) и Ефрем Сириец, диакон в Эдессе, оратор и сочинитель сирийских церковных гимнов, аскет (+ в 378 г.).

III. Из западных отцов церкви (писавших на латинском языке) знаменитейшие: 1) Амвросий, человек-благородного происхождения, бывший сперва наместником Медиолана, а затем, после смерти местного епискона, хотя еще не крещенный, избранный народом в его преемники. Приняв епископство, он роздал свое имущество нищим и сделался их отцом. Как пламенный оратор, он приводил в восторг слушателей и был неумолимым врагом и преследователем арианской ереси. Несмотря на всю его кротость, он обладал неистощимым запасом энергии, которая не знала страха.

Он устранил от церкви могучаго повелителя Феодосия Вел. за совершенные им в Фессалонике жестокие казни до тех пор, пока тот не покаялся всенародно (+ в 397 г.). 2) Иероним Далматинец, самый ученый отец церкви своего столетия. Он перевел на латинский язык св. Писание. Его перевод. называемый "вульгата" (vulgata), пользуется до сих пор на Западе церковным авторитетом. Иероним является приверженцем монастырской жизни. Он умер в Вифлееме в 420 г. 3) Аврелий Августин, родившийся в 354 году в Тегасте, в Нумидии, был крещен Амвросием в 387 г. и занимал епископскую кафедру в Гиппо, в Нумидии, где и умер в 430 году. Августин был самым выдающимся отцом церкви. В нем соединялись все силы духа: чистота воззрений, прорицательность, глубина спекуляции, вера, сила воли, любовь к истине и проч. Он занимался всеми ветвями богословского знания, с самым большим успехом наукою о св. Троице, о грехе и о благодати. "Только одна вера располагает человека к приобретению познаний (fides praecedit intellectum)" —вот на чем главным образом основывались его воззрения. Самые выдающиеся из его сочинений это: Confessiones и De Civitate Dei.

IV. Из позднейших отцов церкви, до римского раскола, были известны на Востоке: анонимный автор мистических богословских сочинений VI столетия, писавший под псевдонимом Дионисия Ареопагита; Иоанн Дамаскин, монах и пресвитер в Иерусалиме (+ в 750 г.), и Константинопольский патриарх Фотий, о котором подробно будем говорить ниже.

V. Рим. В главном очаге гонений на христиан, в Риме, не имелось ни какой бы то ни было школы, ни христианской литературы не только в первые три века, но и в последующие, до самой кончины Григория Великаго, неумолимого врага всякой образованности. Есть известие, что при Антонине (138-161) имелась уже в Риме литература, которая свидетельствовала об успехах христианства. Но это была литература языческого Рима, образованные люди которого сумели соединить учение Апостолов с преданиями язычников, основанный на учении о "логосе", обозначавший по гречески "слово" (Иоанн I).

"Логос" христиан сделался плотью и имелся только в одном лице Христа; у римских же язычников "логос" делился на части между мудрецами, поэтами и законодателями. Седа следует отнести отражения христианской истины в языческих сочинениях и поэмах; отсюда проистекают также многочисленные нравственные начала, встречаемые в законодательстве языческого Рима. Все это образует как будто частицу христианства в язычестве.

На этом то основании языческая Курия Ромы и нашла впоследствии возможным соединить свои обряды с христианскими обрядами и догматами, убедившись, что для нее будет выгоднее. если христианство сделается преобладающею религиею. Но это наступило не так скоро, и пока что Курия нашла даже целесообразным пригласит в Рим некоторых новых языческих богов.

При вступлении на римский престол Гелиогабала (218-222), жреца солнца в Ассирии, перевезли из Ефеса в Рим его солнечного бога в виде конусообразного черного камня, называемого тоже "Гелиогабал". Этому богу построили великолепный храм и приносили обильные жертвы.

Вслед затем привезли из Кареагена статую и сокровища богини неба, на которой торжественно женили бога Гелиогабала.

Древние святыни Рима: огонь Весты, Палладий, перенесены были в храм этого нового бога.

Таким образом римляне создали себе новое божество в нескольких видах, которому и стали поклоняться. Теперь все их боги слились в одного, общего "deus pantheus", который, оставаясь недвижимым и недоступным, управлял миром с помощию несметного количества, соединенных с ним и ему подчиненных, богов низшаго разряда, представлявших прошения, благодарения и обеты верующих. Эта форма религии пережила соединение Рима с христианством.

С принятием этих новых богов, на которых народ смотрел со страхом, увеличились суеверия и колдовство. Идолопоклонство и колдовство образуют одно нераздельное целое. Идолопоклонство было пропитано колдовством.

Везде мы находим веру в сверхъестественную перемену погоды, урожаев, в любовные чары и напитки, в оборотни, в заклинание и вызывание умерших и т. п. В средние века Рим сжигал на кострах за такия колдовства. Каждый из таких полуверов жил в постоянном страхе, боялся всякого звука, дурного глаза, волшебств, упырей, высасывающих кровь... Придумывались всевозможные средства против колдовства, между которыми огромное значение имели поставляемые духовенством "амулеты" и разные наплечники и нарамники (скаплеры), которыми полуверы обвешивали себя с головы до ног.

Характеристическою чертою того времени являются всевозможные рассказы о ведьмах и вампирах. Флегон издал несколько сочинений о разных видениях в роде "Лурда" новейших времен. В возможность вызывать умерших верили тогда с непоколебимою силою.

Гонение на христиан в Риме прекратилось только в 311 году, когда император Галерий, находясь на смертном одре, с согласия Курии Ромы, подписал эдикт, запрещающий дальнейшее гонение христиан.

После его смерти больше всего содействовал упрочению христианства в Риме Константин Великий, который понял, что в единении христиан всех земель покоится большая сила. Константин, избавившийся от предательского плена у Галерия, решил заключить союз с христианскою партиею.

С помощию христианства, он надеялся приобрести во всех уголках империи людей, готовых идти за него в огонь и в воду, надеялся приобрести союзников, не только одушевленных преданиями отцов, но — и это самое важное-непоколебимых союзников во всех легионах. Он решился. Военные события, о которых будет сказано ниже, увенчали полным успехом его планы.

Но он никогда не применялся к требованиям церковного церемониала и принял крещение только на смертном одре.

Когда Курия Ромы пустила в ход клевету, будто Константин убил своего сына Криспа и велел удавить в бане мать своей первой жены Фаусту, которая приходилась бабушкою троим его сыновьям, народное негодование выразилось тем, что на дворцовых воротах был прибит пасквиль, в котором царствование Константина приравнивалось к царствованию Нерона. В первый момент император возимел намерение жестоко выместить свой гнев на народе, но вслед затем, посоветовавшись с братьями, решил низвергнуть Рим к разряду второстепенного города и перенес столицу в Константинополь (в 325 г.).

Тогда наступило полное слияние мирской власти с церковною. Но деятельность Константина не была деятельностью человека, обращенного в христианство; он не был прозелитом, но только покровителем, который никогда не руководствовался всецело религиозными началами, а лишь оказывал неоценимую поддержку своим новым союзникам или же обнаруживал беспристрастие государственного человека по отношению к обеим формам религии. В качестве архи-жреца (pontifex maximus), он строил языческие храмы и приказывал обращаться за советом к оракулу. Во время торжественной закладки нового города он покланялся статуе Фортуны. Ревниво охраняемыя жертвоприношения и строящиеся языческие храмы, казалось, указывали на то, что он имел только намерение уравнять в правах обе религии. По примеру прежних императоров, он называл себя "Богом" и приказал вычеканить памятную медаль, на которой виднелся его титул "Бог" рядом с монограммою Иисуса Христа. На другой медали он изображен сидящим в облаках на колеснице солнца, откуда его поднимает небесная рука. Но вернее всего характеризует религиозное настроение основателя Константинополя большая порфировая колонна вышиною в 120 фут. На ее верхушке находилась статуя, в которой соединялись в одно лицо солнце, Спаситель и император.

После покорения Царьграда римлянами, взаимные отношения победителей и побежденных тотчас же обостряются и приводят к обоюдной ненависти. Грек с трудом примирялся с римским игом, утешая себя разве только тем, что в культурном отношении он был неизмеримо выше своего победителя и одолевал его на литературном поприще.

Заветная цель римской курии подчинить своей власти восточную церковь вызывала точно такое же раздражение и в области, церковных вопросов. Давление римского епископа, именующего себя папою, встречает сильнейший отпор и всеобщее противодействие. Восточные патриархи упрекают римского епископа в спеси и в ложном честолюбии, качествах, несогласных с духом христианина.

С другой стороны римский патриарх не обращает внимания на протесты и продолжает основывать свои притязания на подложной исторической и канонической почве.

Эта бесцеремонность раздражает восточных епископов и, благодаря такому обстоятельству, разница в обрядах римской церкви постоянно увеличивается. Несмотря на очевидность такой разницы, христианская любовь все-таки одерживает победу над соперничеством и только благодаря ей одной церковь, в продолжении девяти столетий, оставалась единою, православно-кафолическою... 0 расколе никто и не думал; напротив, его боялись! До IX столетия не возбуждалось вопроса о канонической разности или же о несогласиях в обряде; так все это улаживалось и решалось на соборах. Но в IX столетии ослабели узы христианской любви, соперничество одержало верх, и наступил разрыв. История раскола кафолической церкви разделяется на два периода: первый в IX столетии, а второй окончательный-в половине XI столетия.

Прежде чем приступить к обозрению истории церковного раскола, обратим наши взоры в прошлое, чтобы выяснить себе, на чем основывались притязания римского патриарха, стремящегося к главенству в кафолической церкви.

Православное христианство.ru Коллекция.ру Рейтинг Rambler's Top100