Католицизм - православный взгляд или католическая церковь как она есть

От мрака к свету или Римо-католичество и экуменизм в борьбе с Православием
К.О. Де-Скраховский

Быстрый переход:
Вступление
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI (1)
  Глава VI (2)
  Глава VI (3)
  Глава VI (4)
Глава VII (1)
  Глава VII (2)
Глава VIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Глава XII
  Глава XII(2)
Глава XIII
Глава XIV
  Глава XIV (2)
Глава XV
Глава XVI
  Глава XVI (2)
  Глава XVI (3)
  Глава XVI (4)
Глава XVII
Глава XVIII
Глава XIX
Содержание

Глава XI

Протест константинопольского патриарха Михаила Керулария против римских нововведений в церковный обряд. Столкновение по этому поводу с папой Львом IX и проклятие последним константинопольского патриарха. Проклятие папы Восточною Церковью. Окончательное отпадение Рима от Православной Церкви. Источники римской ереси. Двенадцатилетний папа Бенедикт IX. Продажа им папского престола с публичного торга. Климент II выигрывает папский трон в кости. Одновременное правление трех пап. Изгнание их Генрихом III. Возвращение Климента II. Смещение папы Бенедикта X за разврат и преступления, им совершенные; лишение его духовного звания. Поединок в церкви из-за епископского первенства. Григорий VII Гильдебранд. Стремление его к светскому владычеству. Вооруженное сопротивление Генриху IV со стороны французского духовенства. Торговля индульгенциями; такса за отпущение грехов и преступлений, совершенных или предполагаемых. Письмо папы Пия II к Иоанну Перегола о том, что римский двор ничего не даёт безденежно, и что дары Св. Духа продаются за наличные. Отправление бернардинца Самсона для торговли индульгенциями; приобретение от Рима исключительного права продажи индульгенций аутсбургским евреем. Протест французской революции против злоупотреблений римской курии.

Версия для печати

Константинопольский патриарх Михаил Церуларий заметил, что в некоторых церквях его епархии, служащих обедню на латинском языке, причастие дается в виде облатки, т.е. пресного хлеба. Такое отступление принудило патриарха к закрытию всех латинских церквей в Константинополе, после чего он вместе с болгарским митрополитом Львом Амридским составил письмо и послал его в 1053 году в Италию апулийскому епископу Иоанну с перечислением всех западных отступлений от католической Церкви. Письмо это попало в руки кардинала Гумберта, который его перевел и представил папе.

Лев IX, прочитав письмо, послал. византийскому монарху отзыв, в котором порицал патриарха за то, что он осмелился в своем письме осуждать апостольскую Церковь, которую никто из живых не имеет права судить. Император ответил в миролюбивом тоне и даже просил его прислать легата для выяснения этого недоразумения.

Вследствие этого прибыли в Константинополь трое папских легатов, и в числе их кардинал Гумберт, человек резкий и вспыльчивый. Кардинал стал нападать на восточную Церковь и обвинять константинопольского патриарха в распространении своего влияния на антиохийскую Церковь и в неумеренном образе жизни. При этом он старался оправдать все нововведения в римской Церкви, как-то: установление поста в субботу, причастие в облатках, безбрачие ксендзов, отмену в постные дни напева "Аллилуия", употребление в пищу крови и мяса удавленных животных и т. п.

Дело приняло острый характер. Патриарх Михаил рассчитывал на поддержку со стороны народа и духовенства, легаты же на императора Константина Мономаха, который даже принудил Никиту Пектората, настоятеля Студийского монастыря, к сожжению своего сочинения о заблуждениях латинской Церкви. Вследствие этого патриарх отказался принять легатов, мотивируя это тем, что они держали себя непристойно. Легаты, потеряв надежду на то, что восточная и болгарская Церкви признают над собою папскую власть, вошли 16 мая 1054 года в собор Св. Софии в тот момент, когда православное духовенство приготовлялось служить обедню, и положили на алтарь папскую буллу, заключающую в себе анафему константинопольскому патриарху и всей восточно-кафолической Церкви; после этого они вышли из собора со словами: "отрясаем прах от ног наших на Константинополь и весь Восток ".

Этот поступок возмутил весь народ до такой степени, что легаты вынуждены были спасаться бегством из Константинополя.

После отъезда легатов восточная Церковь также (1054 г.) предала анафеме римскую Церковь и последователей ее.

Таким образом произошло окончательное разделение кафолической Церкви.

Дальнейшие обстоятельства показали, что папская анафема не принесла никакого вреда восточной Церкви, тогда как анафема восточной Церкви довела римскую до упадка.

С момента, когда римская Церковь отпала, как засохшая ветвь от ствола, от восточной, истинно христианской Церкви, в латинских христианских общинах стали появляться расколы, которые грозными тучами затемняли горизонт римской Церкви и теперь побуждают главу ее искать защиты под развесистыми ветвями восточной Церкви, которая, оставаясь верною всем апостольским преданиям, нравственно соединяет верующих-теперешние поколения с избранниками минувших веков, распространяет благодетельные последствия своих молитв и на будущие поколения которые, в свою очередь, будут возносить моления за своих предшественников, — наконец, призывает к себе все народы и с непоколебимой надеждой ожидает пришествия Спасителя.

Спокойным оком взирает восточная Церковь на то, как в продолжение целых веков бури исторических волнений, потоки людских страстей и мыслей волнуются и разбиваются о ту скалу, на которой она стоит; видит она это и не беспокоится, так как верит, что не только адовы врата курии Ромы, но и целый ад не поколеблет этой скалы, потому что эта скала-Христос!

Где следует искать источника римской ереси?

Римская Церковь, отделившись от православной вселенской Церкви и вступив на ложный путь, пошла все дальше и дальше в сторону, отдаляясь от евангельской истины и освященных древней Церковью преданий.

К несчастью римской Церкви, вскоре после окончательного отпадения Рима от кафолической Церкви римским епископом сделался Григорий VII (Гильдебранд) при следующих обстоятельствах:

После вступления на папский престол в 1033 г. двенадцатилетнего Бенедикта IX, распущенность в римской курии дошла до небывалых размеров 1. Вслед за тем, после продажи с аукциона папского престола и приобретения его Григорием VI 2который скоро проиграл его в кости Клименту II, курией управляли одновременно трое пап. Император Генрих III положил конец этим беспорядкам на соборе в Сутре (1046 г.), изгнав всех пап. Подняв этим престиж императорской власти до высшей степени, Генрих III утвердил в звании папы Климента II в 1046 г., а по его смерти назначил папой в 1048 г. Дамаса II, прозванного "баварцем". После него вступил на папский престол Лев IX, а когда его взяли в плен норманны, председателем курии стал Виктор II; в 1057 год был Стефан, а в 1058 г. Бенедикт X. Этот последний был до такой степени распутен, что через девять месяцев был не только свергнут с папского престола по требованию светской власти, но даже лишен на сутрийском соборе священнического сана.

В 1063 году в Германии, во время Рождественских праздников, имеющий митру аббат фульдский и епископ гильдесгеймский со шпагами в руках домогались первенства в церемонии, причем сабельные удары сыпались столь обильно, что алтарь был залит кровью, а император едва не был убит 3.

Вмешательство светской власти в жизнь римского духовенства очень не нравилось римской курии; в то же время способные, уважаемые и теологически просвещенные люди из монастырей клюниского и камальдольского стали проповедовать, что единственным средством к освобождению папства от политического бессилия является подъем нравственности папства. Они жаждали освободить Церковь он инвеституры мирян, от симонии, от женатого духовенства, а хищническим замыслам немецких императоров противопоставить объединение всех народностей в одну семью под духовным главенством папы. Главным очагом этих стремлений был монастырь Клюни в Бургундии, а самым видным представителем этого направления был монах Гильдебранд, сын кузнеца на р. Соне. В 1048 году Гильдебранд стал диаконом в Риме и душой римской курии. Предоставление права выбора пап коллегии кардиналов было делом именно его рук. Когда папство было уже сильно упрочено, Гильдебранд, под именем Григория VII (1073-1085 гг.), взошел на папский престол, уведомив о своем избрании Генриха IV, который его также утвердил.

Пользуясь слабохарактерностью Генриха IV и забывая, что светская власть установлена Богом, как о том свидетельствует св. Павел: "ВСЯКАЯ душа (а вместе с тем и папа) да будет покорна высшим властям... ибо власть не напрасно носит меч" (Римл., XIII, 1, 4), Григорий VII снова объявил, что папа непогрешим и имеет право распоряжаться светскими и духовными делами не только в подчиненных ему границах, но и во всех христианских Церквах 4.

И в действительности мы видим, что, благодаря измышленной непогрешимости папы, с XI века вводятся в римскую Церковь различные нововведения как в учении, так и в обрядах-нововведения, несогласные или с духом истинного учения Христа, или с принятыми древней Церковью правилами и основами.

Независимо от этих нововведений, которые подробно изложены в ответах восточных патриархов на папскую энциклику, главнейшим пунктом церковных несогласий является стремление римских епископов к присвоению себе права на главенство над всеми Церквами, их патриархами, епископами, государями,

Задачей жизни Григория было предоставление папе универсальной теократии, как наместнику Христа на земле и видимому главе Церкви. В единстве папской теократии все народы и государства должны были быть соединены как члены одного тела.

Монархи получают Божью санкцию от духовной власти. Королевская власть находится к папской в таком отношении, как луна к солнцу. Церковь имеет власть карать злоупотребления светской власти и освобождать подданных от принесенной ими присяги на верность.

Что этот принцип несогласен с Евангелием, это очевидно; он, однако, был вызван деспотичными злоупотреблениями светской власти, особенно немецкого народа, и распущенностью других народов, особенно польского.

Как известно, с первых времен христианства Церковь не конкурировала с светскою властью. Однако, мало-помалу учение Христа, гласящее: "Царство Мое не от мира сего", стало забываться, и начали проводить церковно-государственные законы.

Когда же римская Церковь отделилась от кафолической (вселенской) Церкви, то она для защиты своего прозелитизма стала стремиться к светской власти, что, как известно, вызвало открытую борьбу с светской государственной властью и было причиной полного забвения учения Христа о воздавании кесарева-кесареви, а Божия — Богови. Стремление Рима к светской власти, в соединении с распущенностью духовенства, вызвало сильный протест со стороны Лютера, а когда протестантство коснулось догматов и Св. Таинств, то совсем уничтожило власть Церкви, подчинив ее правительству. Другой, еще более сильный, протест против распущенности римского духовенства и его властолюбия выразился во французской революции, которая провозгласила: "долой прерогативы римской Церкви!", теперь же устами Picard'a 5 обрисовала эту Церковь следующим образом: "Папская власть пала. На римском дворе остался только кружок старых лицемеров, проникнутых абсолютизмом, безнаказанно издевающихся над людским доверием и легковерием". Что такое папа? спрашивает Picard и отвечает: "это есть самостоятельный владетель, будто бы святой, который слишком часто злоупотребляет легковерием христианских государей и людскою темнотою, чтобы овладеть ими, эксплуатировать их и, наконец, пожертвовать ими по своему капризу или надобности".

"Английская королева Елизавета, одаренная сильным проницательным умом, не могла переносить надменность пап; вскоре она была проклята, а папа Пий V объявил Англию вне законов, обещая корону первому лучшему узурпатору, который сумеет овладеть этим государством. Та же самая королева Ёлизавета сказала однажды скрывавшимся в ее стране французам-протестантам, которые при ее посредстве домогались возвращения конфискованных у них имуществ: "Бедные вы! Разве не лучше было бы пойти к обедне, чем подвергать ваших жен стольким мучениям? Если вы не верите, то отчего же не пойти посмотреть этот театр марионеток? Видите, — добавила королева, — что я вся в белом, а если бы я теперь переоделась, чтобы играть комедию, разве было бы преступлением с вашей стороны присматриваться к этому?".

"Этот же папа, Пий V, прежде чем сделался папой, был великим инквизитором; он сохранил на апостольском престоле тот же ужасный и дикий характер, которым отличались все члены страшного трибунала инквизиции.

"Историки, не соглашавшиеся с его честолюбивыми стремлениями и взглядами, боялись его как огня, зная отлично, что мученическая смерть на костре была обычным доказательством справедливости этого фальшивого человека. Судьба знаменитого Палеарио служит явным доказательством этого. Несчастный епископ был сожжен на костре за то, что в одном из своих сочинений написал, что "инквизиция-это наостренный кинжал, направленный в сердце просвещенныхписателей". "Что такое апостольская столица? — спрашивает этот самый автор и отвечает: — "это есть опозоренный престол, безустанно вырываемый друг у друга, всегда же занятый рядом временных тиранов, прозванных святыми отцами".

"Разве кому-либо неизвестно, что папский престол всегда в высшей степени отличался произволом и бесчеловечностью, превосходя в этом отношении всех деспотов мира?

"Прошу припомнить варварский деспотизм пап времен Карла IX, Генриха III, Генриха IV, Франциска I, Людовика IX (Святого), Людовика XI, Людовика XIII, Людовика XIV, Людовика XV и проч. и проч.

"Прошу припомнить ту роль, которую играли ваши архиепископы, епископы и вся капка священников и монахов, сеявших семя раздора во все сердца и по всем концам Франции.

"Припомним себе тот декрет от 7 мая 1590 г., изданный благочестивым теологическим парижским факультетом (Сорбонной), который обещал царство небесное тому, кто умрет с оружием в руках в борьбе против еретика Генриха IV. Этот декрет был издан, по окончании богослужения Св. Духу, нашими благочестивыми архиепископами, епископами и другими прелатами, собравшимися в числе 70. На основании этого братоубийственного декрета, признанного и подтвержденного папской властью, произошла знаменитая процессия лиги. Епископ из Senlis, Вильгельм Розе, шел во главе ее, держа в одной руке длинный крест, а в другой-алебарду. За ним следовал приор парижских картузианов с целой компанией монахов с опущенными капюшонами и картузами на головах. Нищенствующие монашеские корпорации францисканцев, капуцинов и друг. следовали за ними, неся ладонки и мушкеты, и все шли с грозными лицами, горящими глазами и скрежетом зубов.

"Настоятель из С.-Жермена L'Auxerrois, играя роль сержанта, распоряжался походом, привалами и салютами из мушкетов. Монахи дефилировали перед папским легатом, а один из них, как будто бы случайно, убил монаха, сборщика подаяний, выстрелом из карабина, заряженного пулей. Случай этот нисколько не прервал процессии. Монахи кричали, что убитый достиг вечного блаженства, окончив жизнь в столь святой церемонии. Эти шайки священников и монахов, испещренные черным и белым цветами, со знаменами, на которых виднелись клещи, решетка для сжигания, костер и слова "Справедливость! Милосердие!" бросали в темные подземелья и вешали без сожаления каждого, указанного им как гугенот.

"Прошу припомнить себе ту публичную продажу индульгенций и отпущений по различным ценам и ту апостольскую таксу, изданную около 1320 г. папой Иоанном XXII, как наказ канонических законов: ложная клятва именем Божьей Матери прощалась за один франк, а именем обыкновенного святого -за три су. Убийца субдиакон получал прощение за 60 франков. Епископ, настоятель — поверите-ли? — могли убить кого угодно, уплатив 300 франков. Одним словом, всевозможные самые низкие поступки были в этой таксе расценены.

Чтобы дать понятие об этой таксе, мы приводим несколько параграфов из отдела "о разрешении от грехов".

"За плотскую связь с матерью, сестрой или близкой родственницей платится пять дукатов.

"За изнасилование девицы-3 дуката и 5 карлинов.

"За выдачу тайны исповеди-7 дукатов и 3 карлина.

"За прелюбодеяние священника с монахиней в монастыре или вне его, или же с кем-либо из родственниц духовный платит 9 дук. и 9 карл.

"Женщина за употребление лекарства для вытравления плода-14 дук. и 8 карл.

"За удушение или отравление ребенка отец или мать платят 27 дук.; если же оба вместе были виновниками преступления, то платят 36 дук. и 6 карл.

"За убийство отца, матери, сестры, жены или близкого родственника платится 40 дук.

"За заключение брака в запрещенное Церковью время такса 20 карл.

"За позволение употреблять в пищу мясо в постные дни-18 карл.

"Позволение употреблять в пищу мясо и яйца в запрещенные дни оплачивается 12 карл., молочное кушание 10 карл. с каждой персоны и 6 дукатов со всей семьи.

"Разрешение от грехов бродяги, который хочет вернуться под сень монастыря, стоит 3 дук. и 6 карл.

"Разрешение от грехов служащего, который присвоил себе имущество своего умершего господина, стоит 26 дук.

"Разрешение от греха за подделку завещания-28 дук.

"За содержание священником наложниц-17 дук. и 6 карл.

"За святотатство, насилия, поджоги, ложную присягу-28 дукатов" и проч., и проч.

Бесстыдный римский двор продавал индульгенции не только на совершенные преступления, но и на поступки, которые кто-либо мог или хотел совершить в будущем.

С одним из продавцов индульгенций, монахом Тецелем, отличавшимся удивительным бесстыдством в их продаже, произошел следующий случай: однажды дорогой в лесу нагоняет его какой-то рыцарь и покупает себе индульгенцию на тот грех, который он намерен совершить. Получив ярлык, рыцарь отнял у Тецеля ящик с деньгами и ускакал.

В архиве князя де-Жуанвиль находится выданная для кардинала де-Лоррэна и 12 особ его свиты индульгенция, в силу которой каждому из них вперед было отпущено "три греха на выбор".

Иоанн Labouroux, историк, столь же знаменитый, сколь добросовестный, отмечает, что герцогиня Бурбонская, сестра Карла VIII, получила на всю свою жизнь разрешение от грехов для себя и 10 лиц своей свиты за всевозможные отравления и иные преступления, совершенные исключительно в праздничные дни.

Из этого мы видим, что папа Иоанн XXII изобрел более способов выманивания денег от верующих в него, нежели это могли доставить ему всевозможные тогдашнии подати. Историки говорят, что после смерти Иоанна XXII в его сундуках найдено 25 миллионов золотом. Бедняга!!!

Папа Пий II в письме к Иоанну Переголе сознается, что римский двор ничего не дает без денег, что дары Св. Духа продаются и что за отпущение грехов нужно платить наличными. Еще ранее его св. Антонин, архиепископ флорентийский, объявил, что при Бонифации IX, умершем в 1404 г., римский двор был гнусным взяточником. Он добавляет, что этот архиепископ наводнял мир индульгенциями на полное отпущение грехов, что получалось не покаянием, а за условленную вперед цену.

Теодорих де-Ним, секретарь Бонифация II, рассказывает нам, что "этот глава Церкви посылал в разные государства сборщиков подаяний и для продажи полных отпущений грехов по цене, окупающей расходы по путешествию от данного места в Рим и обратно, утверждая, что Христос дал св. Петру, первому папе, право осуждения и отпущения грехов на земле".

Именно при помощи этих гнусных злоупотреблений ксендз Бернард Самсон, настоятель миланского монастыря, был послан в 1518 году папой Львом X в Швейцарию для продажи индульгенций. Этот искусный и хитрый проповедник, признанный очень способным к обморочению толпы и выманиванию от нее денег, — везде, куда появлялся, восхвалял необычайное благочестие и неисчерпаемую доброту папы, который по столь низким ценам отпускал столь драгоценные для спасения душ милости. Самсон занимался этим делом во время управления двух пап: Пия III и Юлия II. Утверждают, что в течение нескольких лет он собрал 800,000 талеров и, кроме того, вывез из Германии полные сундуки золотой и серебряной посуды. Как только этот добрый апостол появлялся в какой-либо местности, он высылал вперед на разведки одного из своих кумовей, с тем, чтобы тот разузнал, кто там самый могущественный и влиятельный, и, при помощи подарков, постарался привлечь его на свою сторону и втереться в его дом. В августе 1518 г. Самсон появился в Швейцарии и отправился прежде всего в кантон Ури, где оказалось много любителей индульгенций. Оттуда он перебрался в кантон Швиц, где также нашел хороший сбыт своим написанным на пергаменте или на простой бумаге индульгенциям. Даже и теперь в архивах швейцарских кантонов можно найти подобные документы. Людям более состоятельным они продавались за талер, беднякам же-за два баца (около 5 коп.); были и более дорогие. Богатый дворянин из Орбэ, по фамилии d'Aruay, большой ханжа, но еще больший негодяй, заплатил за свою индульгенцию 500 дукатов. Бернард пробыл несколько месяцев в Базеле, где ежедневно после обедни совершал процессию по кладбищу, с пением молитв за упокой, и время от времени выкрикивал: "Ессе volant" (вот возносятся), что должно было обозначать, что индульгенции действуют удачно и что души возносятся из чистилища на небо. Толпа разевала рот и таращила глаза, чтобы увидеть эти возносящиеся души, — но напрасно; монах же им объяснял, что пока между ними находится кто-либо, не очистившийся от грехов покупкой индульгенции, никто из них не удостоится узреть возносящиеся на небо души. В Цюрихе несколько еретиков не хотели впустить его в ворота города, но власти разрешили ему въезд, прося, вместе с тем, снять анафему, которой он предал еретиков. Кардинал Христофор де-Форли написал этим господам в Цюрихе, предупреждая их, что апостол Бернард Самсон был посланцем его святейшества, что он имел право продажи индульгенций и что он советует им, под страхом анафемы, признавать его и верить ему. Письмо это помечено 1 мая 1519 года. В Германии право торговли индульгенциями приобрел Альберт, епископ майнцский, им же оно было уступлено за 30 тысяч дукатов банкиру Туггеру, еврею из Аугсбурга, который уже от себя продавал индульгенции латинянам.

Ни один из историков или писателей не смел восстать против этого позорного мошенничества при помощи индульгенций и полных отпущений по разнообразным ценам. Осмелившийся выразить свое омерзение был немедленно предаваем анафеме, преследуем как еретик и сжигался живьем.

Более всего возмущает цинизм, с которым таксировано каждое преступление, подробности чего мы находим в латинской книге, изданной в Риме в 1514 году по приказанию папы Льва X и носящей заглавие: "Такса Святой Канцелярии и Святой Апостольской Пенитенциарии".

Эта легкая возможность получить прощение за тягчайшие преступления удержывала безнравственные народы в римско-католической вере, но французская революция пренебрегла проповедуемыми римской Церковью основами и провозгласила, как принцип: "государство без Церкви и независимое от Церкви и даже государство без Бога", предоставив каждому гражданину право веровать во что угодно и придав Церкви положение зависимое от государственной власти и полиции, наравне с другими административными дикастериями.

Хотя форма, в которой вылился во Франции этот исторический протест против римской Церкви, была отвратительна, тем не менее мы можем сказать, что если бы этому протесту не сопутствовали безбожность, кощунство и богохульство, то Церковь республиканской Франции, по своему устройству, ближе подходила бы к первоначальным апостольских Церквам, нежели Церкви, остающиеся в духе римского культа светской власти, управляемые адовыми вратами Ромы. Римская курия выходила из себя вследствие такого оборота дела, лишившего ее крупных доходов, получавшихся от французского народа. Форбэн-Янсон, епископ из Нанси, истый хамелеон, в бытность свою в Марсели, пожелал посетить С.-Бомэ; местный смотритель сетовал перед его высокопреподобием на бездоходность реликвий, ладанок и других церковных предметов. "Это последствия Июльской революции, — сухо возразил епископ Форбэн-Янсон; — пока она не будет. уничтожена, до тех пор гнев Божий будет тяготеть над народом". А ведь июльская революция платит ежегодно немало тысяч талеров г. епископу из Нанси 6.

Этот же Форбэн-Янсон по взятии Альгиерии, т.е. за несколько дней перед появлением королевских приказов ханжи и клятвопреступника Карла X, выпустил воззвание к верным против революционеров: "Христиане и верные подданные! Будьте готовы исполнить волю нашего Господа, объявленную нам Его Царем-Христом. Наполните огненными стрелами колчаны Бога наших предков, для того, чтобы метать их не в наших внешних врагов, которые пресмыкаются пред нами, но в тех, которые терзают лоно отечества, в тех заблуждающихся или виновных, которые, будучи врагами короля, этим самым суть враги Господа Бога нашего и проч., и проч.

"Дан в Нанси, нашей епископской резиденции, с приложением нашей гербовой печати, 14 июля 1830 года".

Были и в Польше люди, которые по вышеприведенным причинам стремились к отделению своей Церкви от Рима, но большинство народа, лишенное латинским духовенством умственных способностей, давая распоряжаться собою, как стадо баранов и овец, воспротивилось этому, совершенно не думая о будущности своих потомков, которые вследствие этого, как увидим ниже, приближаются к окончательной гибели.


  1. Cujus quidem post adeptum sacerdotium vita quam turpis, quam foeda, quamque exsecranda exstiterit, horresco referre. Дезидерий, настоятель монастыря Cassino, позднее-папа Виктор III. De mirarulis a. s. Ben. lib. 3.
  2. Teofilactus..., quam post multa adulteria et homicidia manibus suis perpetrata.../ (Бонизо, епископ в Сутре -Liber ad amicum).
  3. Лебедев, "0 главенстве папы". стр. 308.
  4. Григорий VII объявил следующее: "Папа непогрешим. Его воле, распоряжениям и суду подчиняются все государства этого мира. Он имеет право проклинать государей. Он может освободить подданных от присяги и покорности царствующим. Подданные обязаны восставать против проклятых папой правителей и воевать с ними. Без его разрешения ни один собор не может назваться вселенским. Никто не имеет права признать его приговор недействительным, он же имеет право отменять всякий приговор. Судить его никто не имеет права. Проклинать его, т.е. апостольский престол, никто не может". (Смотри Dictatus Hildebrandt Барония).
  5. Picard. Esprit de Siecle, стр. 28.
  6. «Курьер Французский" от 3 ноября 1832 г.

Православное христианство.ru Коллекция.ру Рейтинг Rambler's Top100