Брестская уния 1596 года

Николай ГАЙДУК

XIV. Положение Православной Церкви после 1632 года


В мире Божием даже после самой длинной ночи приходит рассвет. Так на мученическом пути Православной Церкви в Речи Посполитой после почти 40 лет террора появился проблеск надежды на изменение ее трагического положения. В 1632 г. наконец скончался основной вдохновитель и жестокий преследователь Православия король Сигизмунд III Ваза. На польский трон должен был взойти его сын Владислав. Согласно обычаям того времени король, вступая на трон, должен был присягнуть в том, что он выполнит условия, поставленные ему дворянством, иерархией католической Церкви и мещанством. Вот почему к акту коронации особенно тщательно готовилась православная общественность, а виленское братство даже издало книгу „Синопсис", в которой перечислялись все привилегии и права, отнятые у православных. Благодаря терпеливости православных послов и политическим обстоятельствам (войска московского царя штурмовали Смоленск, а на Украине бунтовали казаки), Владислав IV пошел на уступки. Вопреки протестам униатов и иезуитов король официально признал возрожденную патриархом Феофаном православную иерархию во главе с недавно избранным митрополитом - Петром Могилой. Он даже приказал униатам возвратить православным несколько монастырей и церквей, подписал акт, гарантирующий свободу деятельности Православной Церкви и торжественно поклялся не нарушать свободу православного вероисповедания. Сейм в 1635г. принял конституцию, в которой также шла речь о том, что Речь Посполитая обязуется не нарушать права своих православных граждан.

К сожалению, все эти декларации и обещания остались только на словах и на бумаге, поскольку в то время Речь Посполитая переживала глубокий разлад общественной жизни. Магнаты, католическая иерархия, дворянство все в меньшей степени считались с правом и королевской властью. Фанатики, подталкиваемые униатами и иезуитами, с еще большим упорством преследовали православных. Это вызвало гнев казаков, которые никогда не отделяли собственной свободы от свободы православного вероисповедания. Они с оружием в руках выступили на защиту своих прав и прав Православной Церкви. Во время шведской кампании, когда казаки, будучи под Мальборком 1, узнали, что „всех собираются обратить из веры гречес кой в униатскую", их реакция была резкой, они заявили: „Все мы сколько нас есть в полъ ском войске в Пруссах, для защиты нашей святой веры готовы пролить нашу кровь..."

Королевские чиновники, используя различные ухищрения и провокации, рассорили казаков между собою и восстание 1637г. было утоплено в крови. С особой жестокостью расправлялся с плен ными казаками начальник польской карательной экспедиции князь гетман Потоцкий. „Через всю Украину прошла волна репрессий. Путь от Переяславля до Нежина (около 150 км - Н.Г.), которым шли отряды Потоцкого, был усеян висе лицами и кольями с телами восставших, - пишет компетентный исследователь истории Украины профессор Владислав Серчик в книге "На далекой Украине", - были казнены Кизим и Кизименко (отец и сын, руководители многочисленных повстанческих отрядов - Н.Г.), их отрубленные головы устрашали жителей Киева, куда их привезли и выставили на публичное обозрение. Кроме того, дворянство действовало по собственному усмотрению, мстя своим подданным, которые присоединились к бунту".

После подавления восстания сейм Речи Посполитой лишил казаков всех прав и собственности. Поскольку казаки были православными, под это постановление подпадали и другие право славные жители Украины и Беларуси, которые могли не иметь ничего общего с казачьим мяте жом. Православные священники считались казачьими предводителями, и их казнили без суда и следствия. Убивали монахов, жгли монастыри и церкви, разгоняли братства, уничтожали школы, больницы, приюты. Король был против этих реп рессий, но с ним почти никто не считался.


  1. Мариенбургом - Прим ред.