Брестская уния 1596 года

Николай ГАЙДУК

XXIII. Судьбы униатов в Австрии


Совершенно иначе сложилась судьба униатской Церкви на территории бывшего Конгрессного Королевства (позднее - Западного Края), а также на территории, перешедшей после I и III разделов Речи Посполитой к Австрии. Конечно, и там шел процесс очищения униатской Церкви от латинских и польских наслоений, но он продвигался вперед с величайшими трудностями, причиной которых являлась агрессивная позиция католического духовенства и шовинистические настроения землевладельцев. Последние имели влияние на униатское духовенство, подстрекавшее верующих. Потому и присоединение к Православию, встречавшее сильное сопротивление униатов из Подлясья и Холмщины (в прошлом - Конгрессивное Королевство), было, как правило, недолгим. Многие бывшие униаты возвратились назад в католичество после провозглашения императором Николаем II 17 октября 1905 года манифеста о свободе совести.

Забегая вперед, следует подчеркнуть, что православные этих мест в большинстве своем погибли или были разобщены огнем преследований, которые обрушились на них во II Речи Посполитой, в годы последней войны и в первые послевоенные годы, особенно при проведении операции „Висла". Только немногие деревни, окружающие созданный в конце XV века и всегда верный Православию монастырь св. Онуфрия в Яблочине, сохранили с Божией помощью до наших дней веру отцов, язык и традиции.

Еще более трагично сложилась судьба униатов и православных, которые после разделов Речи Посполитой попали под власть Австро-Венгерской империи. На рубеже XVII и XVIII веков Православная Церковь утратила на этих землях все кафедры, которые перешли к униатам. Именно в это время там развернул борьбу против унии униатский священник Михаил Андрела. Он родился недалеко от Мукачева в Закарпатье. Учился в Вене и других академических центрах тогдашней Австро-Венгрии. В 1699г. он порвал с унией и вместе с двумя братьями возвратился к „старой вере", т.е. к Православию. В своих произведениях „Логос" и „Защита каждого верующего" выступал против папы и иезуитов. Вероятно, этой же теме был посвящен его не сохранившийся трехтомный „Трактат против латинян". Талантливый проповедник, он шел от города к городу, от деревни к деревне и в проповедях показывал истинное лицо униатских епископов, духовенства, призывал людей не повиноваться им. За правду об унии он провел долгие годы в застенках Мукачевского замка.

К сожалению, после смерти Андрелы защитники Православной Веры на австрийской территории замолкли на долгие 150 лет. Это было неслучайно, так как население ощущало на себе тройное давление: унии, польской католической и немецкой властей. Несмотря на это, память о Православной Вере предков оказалась неистребимой. Изменение в сознании исповедующих униатскую веру в Беларуси и северо-восточной Украине, их объединение с Православной Церковью оказали благотворное влияние на униатов в Галиции и Закарпатье.

Одним из первых борцов за возрождение веры предков в Галиции был Маркиан Шашкевич. Он родился в семье униатского священника, окончил униатскую семинарию во Львове и стал деревенским униатским священником. Размышления над судьбой украинского народа и его веры, а также вести о религиозном и национальном возрождении, приходящие из Российской империи, подвигну ли Шашкевича к действиям. Он боролся за язык и народную культуру, старался очистить униатские обряды от навязанной им латинской и польской традиций, хотел возврата к православным корням. В этой борьбе ему помогал Яков Головацкий, также сын униатского священника, автор ряда публикаций, направленных против унии: „Протест пинского духовенства в 1595г. против унии", „Послания князя Острожского", „Основание и деятельность братства во Львове". Головацкий был автором работ и по истории Православной Церкви, например: „О митрополите Руси Иларионе". Его преследовало униатское и католическое духовенство, австрийские власти, и он вынужден был эмигрировать в Российскую империю.

Вместе с Шашкевичем и Головацким действовал Иван Вахилевич. Они образовали известную „Русскую Тройку", деятельность которой пробудила, особенно после „весны народов" 1848г., украинскую интеллигенцию, начавшую трудиться над духовным и национальным возрождением Галиции. Вклад в это движение внес и униатский священник Иван Наумович из Коломыи, издатель знаменитой „Науки", объясняющей основы Священного Писания, сыгравший выдающуюся роль в создании катехизиса для украинцев, живущих в Галиции. Он был послом в Галицийском и Австрийском сеймах. Этот плодовитый писатель и переводчик был проклят папой Львом XII, а потом приговорен к 8-ми месяцам тюрьмы за пропаганду Православия. По выходе на свободу он переехал в Киев и там работал как активный православный духовный деятель.

Против унии выступал великий поэт украинского народа Тарас Шевченко. Были решительными противниками унии и другие создатели новой украинской литературы. Особенно выделялся Иван Франко, который во многих публикациях чрезвычайно резко осуждал Ватикан и униатскую церковь. В статье ,^В деле согласия" (1890г.) он писал: „Уния была причиной долгой и тяжелой борьбы внутри украинского народа и, в конце концов, нанесла непоправимый вред его духовному и политическому развитию, уния в прошлом не дала нашему народу практически ничего, после нее не осталось в украинской литературе ни одного значительного произведения..., наоборот, она способствовала полонизации украинской интеллигенции и в последнее время стала мостом, по которому к нам устремилась иезуитская и клерикальная пропаганда." За Православие выступало и многие другие деятели культуры. В 60-х годах австрийское правительство усилило преследование „обрядников", т.е. сторонников возврата к чистоте восточного обряда в униатской Церкви. Многие из преследуемых униатских священников перебрались из Галиции на Холмщину, где стали православными священниками.

Когда на Украине в 1833г. православным вернули Почаевский монастырь, отнятый у них сто лет назад, из Галиции, Закарпатья и других земель туда потянулись тысячи паломников. В восточной Галиции все попытки вернуться к Православию уничтожались в зародыше австро-венгерским правительством. Несмотря на это, среди молодежи развернулось проповедническое движение. Молодые люди, преимущественно выходцы из деревень, нелегально переходили границу с Российской империей и отправлялись на теологические курсы в Житомире и Киеве. После их окончания они возвращались в родные края и начинали проповедовать Православную Веру. Австрийские власти, подстрекаемые фанатичными католическими и униатскими священниками, чрезвычайно жестоко расправлялись с молодыми людьми. Но это не пугало борцов за дело Православия. Только война, начавшаяся в 1914г., прервала это движение.

В преддверии I мировой войны репрессии против православных и сочувствующих Православию в Галиции и Закарпатье усилились. Были спровоцированы громкие политические процессы в Черновцах, на Буковине и в Закарпатье, во Львове. Венгры безжалостно издевались над православными гуцульскими крестьянами, сотнями бросали их в тюрьмы. Подлинную бойню устроили австрийские власти в начале войны 1914г. Каждый православный, будь то старик, взрослый или ребенок, расстреливался на месте без суда и следствия. Концлагеря в местностях Телергоф и Терезиенштадт были переполнены не только православными, но даже „подозреваемыми в склонности к Православию". На эти муки люди обрекались чаще всего по доносам фанатичных униатских и католических священников. В лагерях погибли тысячи людей, погибли безвинно, как мученики за Православную Веру.

Кроме того, во многих городах Галиции и Закарпатья устраивались публичные экзекуции православных священников и верующих. Мученической смертью погиб о.Максим Сандович. Немецкий офицер застрелил его на глазах жены, малолетнего сына, матери и отца. Убитый о.Максим был причислен к святым мученикам Польской Автокефальной Православной Церковью 7 июня 1994г. День его поминовения Церковью - 6 сентября (24 августа по старому стилю).

К сожалению, этот кровавый путь мучений и преследований не завершился с окончанием войны в 1918г. Власти II Речи Посполитой от каждого униатского священника, возвращающегося из концлагеря или из эмиграции требовали подписать дискриминационное заявление, что он o„обязуется вместе с епископом работать над усилением католического духа, что он будет верным Святому Отцу..." и т.д. Что ж, католическая иерархия всегда считала православных „схизматиками-язычниками", а униатов - „полуязычниками" .

Возвращаясь ко временам войны 1914-1918гг., можно вспомнить, что несколько лет принадлежности Галиции к Российской империи вследствие известной операции генерала Брусилова и разгрома австро-венгерской армии (1915-1917) стали счастливым, но коротким эпизодом в жизни галицийских униатов, когда они массово и добровольно, десятками тысяч, присоединялись к Православной Церкви. Это движение было настолько всенародным, что появилась необходимость создания епархии во главе с епископами Антонием и Евлогием.