Брестская уния 1596 года

Николай ГАЙДУК

XXIV. Судьба униатов и православных, во II Речи Посполитой


После обретения Польшей независимости новые власти вместе с униатским и католическим клиром не жалели усилий, чтобы задушить все проявления Православия в Галиции.

Украинские школы закрывались, украинскую молодежь не принимали в университеты, православных украинцев лишали работы, принуждали переходить в католичество, усмирялись „непокорные" - т.е. пребывающие в Православии - области. Проведенная в 1947г. операция „Висла" не была изобретением большевиков, скорее продолжением традиционного польско-католического нашествия на украинские земли. Даже польские историки, которых нельзя заподозрить в симпатии к Православию и украинцам, утверждают, что только за несколько лет православными стали более 25 тысяч человек (А.Боженский „Политическая проблема Черенской земли"). В самом Галиче делегация из 300 местных жителей обратилась к православному священнику, чтобы он принял их в свою Церковь (В.Бончковский ,Лосле смерти ЮЛилсу^ского"). Таким образом, никакая сила не могла сдержать процесс перехода от униатства к Православию в Галиции. И это происходило в то время, когда в Советской России зверствовал большевистский террор, и в течение первых пяти лет Советской власти (1917- 1922) было ликвидировано более 700 монастырей, а суды приговорили к смерти 1962 монаха, 3447 монахинь и 1691 представителя белого духовенства. Без суда и следствия было убито более 15 тысяч человек из числа белого и черного духовенства, разрушены или сожжены тысячи церквей вместе со всем их имуществом. Невиданное в истории христианства мученичество Русской Православной Церкви не отвратило галицийских и закарпатских униатов от объединения с ней и только с ней.

На помощь „братской Церкви" (а именно этим именем католики не так давно стали называть ненавистных и проклинаемых ими „схизматиков") Ватикан не спешил. Папы Бенедикт XV и Пий XI с необыкновенной радостью посылали одно посольство за другим, поздравляя с победой Ленина и oСталина. Часто символической помощью для голодающего Поволжья и другими подобными ухищрениями они пытались завоевать благосклонность большевиков в надежде, что те навяжут если не католичество, то по крайней мере унию всему Православию бывшей Российской империи. В связи с этим в Ватикане была создана специальная Конгрегация по делам Восточной Церкви, во главе которой стоял бывший офицер французского генерального штаба. Кроме того, с целью подготовки отрядов католических и униатских миссионеров было проведено объединение школ, т.н. „Руссикум". Вскоре обнаружилось, что все эти надежды беспочвенны. Католики и униаты вместе с православными стали объектом большевистских гонений.

Часть униатского и католического духовенства бежала из Советской России в соседние страны, преимущественно в Польшу. Часть разделила трагическую судьбу православного духовенства.