Брестская уния 1596 года

Николай ГАЙДУК

III. Попытки создания унии в XIII и XIV веках


В 1261 император Михаил VIII Палеолог разгромил крестоносцев и возродил Византийскую империю, но угроза крестовых походов не исчезла. Стремясь уберечь молодое и слабое государство от повторного разрушения, император вопреки воле православного духовенства и верующих согласился признать превосходство Рима и в 1274 году подписал унию на соборе в Лионе. Несмотря на старания и предпринятые репрессии, Михаилу не удалось претворить унию в жизнь. Даже родная сестра императора заявила: „Пусть лучше погибнет империя моего брата чем нарушится чистота веры православной".

Таким же результатом закончились попытки подчинения Православной Церкви Риму при помощи унии, заключенной в 1439г. во Флоренции императором Иоанном VIII Палеологом. Император подписал ее охотно, а большинство православных иерархов - с большими сомнениями, хотя все надеялись, что Запад предпримет крестовый поход против турок, которые в то время стояли под стенами Константинополя, угрожая Византийской империи смертельной опасностью. Уния не была оглашена публично по причине чрезвычайно враждебного отношения к ней большинства населения. Как и следовало ожидать, никакой помощи от Запада осажденный Константинополь не получил. 29 мая 1453 г. турки захватили город и подобно крестоносцам осквернили собор св. Софии и другие святыни. При защите города погиб последний византийский император Константин XI. Погибла империя, но Православная Церковь продолжала существовать и оказалась долговечней чем Второй Рим, как называли Константинополь.

Флорентийская уния отозвалась громким эхом на восточно-славянских землях - ею были увенчаны 50 лет попыток латинизации белорусских, украинских и литовских земель. Начало этим попыткам положила династическая уния в Креве (1385г.): православный великий князь литовский Яков Ягайло за женитьбу на польской королеве Ядвиге и приглашение на трон польского короля заплатил принятием католичества им самим, крещением литовцев-язычников и распространением католичества среди своих православных подданных. Принятый в круг европейских властителей, католический неофит Владислав Ягайло как польский король не жалел усилий, обращая в католичество родной край, дабы обеспечить себе уважение папской курии и правящих дворов. Сначала он крестил язычников-литовцев, а потом под нажимом польской церковной иерар- хии и папской курии начал силой обращать в католичество православных.