Брестская уния 1596 года

Николай ГАЙДУК

XI. Иосафат Кунцевич


Иосафат Кунцевич был воспитанником Потея и Рутского, слепо преданным унии. Он происходил из набожной православной мещанской семьи из Владимира Волынского. Во время обучения в православной школе братства в Вильне Иосафата переманили в иезуитскую коллегию. Он был очень способным, но неустойчивым в вере юношей и под влиянием иезуитов перешел в униатство. Опекуны рекомендовали его Потею, тот взял его в ученики и вместе с Рутским начал формировать из него униатского деятеля. Юноша был очень податлив и вскоре стал активным пропагандистом унии. После пострижения его самим Потеем в монашество он сразу был поставлен настоятелем нескольких монастырей и, как часто бывает с новообращенными, превратился в заклятого врага Православия и фанатика-униата. Уже с первых лет деятельности его возненавидели и православные, и католики, окрестив его „душехватом".

Несмотря на это, Рутский подталкивал Иосафата к еще более жестоким действиям. Он возвел его в сан полоцкого архиепископа, отдав ему северо-восточную часть Беларуси с Полоцком, Витебском, Оршей, Могилевом. Кунцевич с небывалой жестокостью набросился на живущих на этих землях православных: устраивал погромы, опечатывал церкви и силой загонял православных в униатство. В ответ жители Могилева взялись за оружие, так же поступили жители Орши. В свою очередь Кунцевич засыпал короля доносами, пока в конце концов не добился прибытия _ войска для усмирения непокорных. Преследование православных усилилось. Подобные действия вызвали во всей стране недовольство Иосафатом.

В 1620г. волынский посол Лаврентий Древинский на варшавском сейме провозгласил в присутствии короля: „Уже в больших городах церкви запечатаны, имения церковные расхищены, в монастырях нет монахов - там скот запирают, дети без крещения умирают, тела умерших без церковного обряда из городов, как падаль, выво зят, мужи с женами живут без брачного благо Словения, народ умирает без исповеди, без при чащения. Неужели это не самому Богу обида, и неужели Бог не будет за это мстителемг Не говоря о других городах, скажу что во Львове де лается: кто не униат, тот в городе жить, тор говатъ и в ремесленные цехи принят быть не может; мертвое тело погребать, к больному с Тайнами Христовыми открыто идти нельзя. В Вилъне, когда хотят погребсти тело православ ного, то должны вывозить его в те ворота, в которые одну нечистоту городскую вывозят. Монахов православных ловят на вольной дороге, бьют и в тюрьмы бросают. В чины гражданские людей достойных и ученых не производят пото му только, что они не униаты; простаками и невежами места наполняют в поношение стра не нашей". Король выслушал все это с каменным спокойствием и не принял решения, которое могло бы усмирить бесчинства униатов.

Ни король Сигизмунд III Ваза, ни его чиновники не реагировали на жалобы белорусского и украинского дворянства, в которых детально описывались злодейства Кунцевича: ,Полоцкий епископ в этом году умышленно приказал жителям города для пущего издевательства извлекать из могил покойников (православных), недавно погребенных на кладбище, и бросать их на съедение псам". Что ж, Кунцевич прекрасно знал, что у него есть высокопоставленные защитники в лице короля и митрополита и творил все, что ему заблагорассудится. Он даже стал цинично домогаться от канцлера Великого Княжества Литовского Льва Сапеги помощи в истреблении православия. Но Сапега, несмотря на то, что был новоиспеченным католиком и заядлым сторонником унии, очень резко осудил полоцкого архиепископа, его жестокость и превышение полномочий: „Ваша святость, как ты ее понимаешь, позволяет вам грабить схизматов и отрубать им головы. Евангелие же учит совер шенно иным вещам. Эта уния вызвала огромные несчастья.... Уния не принесла радости, а только несогласие, ссоры, беспорядки. Было бы намного лучше, чтобы она никогда не имела места среди нас.... Мы опасаемся, как бы эта уния не стала причиной твоей и нашей погибели...".

Такое послание направил канцлер, который сам стоял у истоков унии, рьяному униатскому неофиту. Кунцевич очень резко отреагировал на замечания Сапеги. Разозлившись, он схватился за перо и написал на Сапегу доносы королю и папе римскому. А через несколько дней отправился в Витебск и там вместе с воинами личной охраны начал громить православные церкви и часовни, избивать православных священников, издеваться над православными горожанами. Православные после этого построили временные часовни на лугах над Двиной. Но и там до них добрались слуги Кунцевича. Жители Витебска, доведенные до крайности, взялись за камни, колья, и 12 ноября 1623г. разогнали охранников епископа, ворвались в его дворец, нашли его в укрытии, убили, а труп бросили в Двину.

Король учинил кровавую расправу с витебчанами. Он лишил город магдебургского права, велел сравнять с землей православную церковь в Центре города и на ее месте за счет горожан построить униатскую; около 100 горожан были приговорены к смерти через отсечение головы, но 80-ти вовремя удалось бежать. Позже останки Иосафата с большой помпой были привезены в Рим. В настоящее время они находятся в базилике св.Петра возле реликвий отцов Церкви. Нынешний папа Иоанн Павел II прославляет Кунцевича как „апостола объединения".